Юридическое сопровождение бизнеса по РФ:

правовое обслуживание, защита бизнеса при проверках,

арбитражные споры, банкротство граждан и бизнеса

Создание бизнеса. "Зарегистрировать нельзя отказать" - расставляем знаки препинания


Дмитрий Соколов,
к.ю.н., основатель Юридической компании "Соколов и партнеры",
ООО "Юридическая областная служба"

Есть ли сейчас административные барьеры для бизнеса?


В связи с тем, что наша (российская) экономика испытывает сегодня не самые лучшие времена, во власти периодически появляются программы ее оздоровления. В этом процессе базовая ставка делается на малый бизнес, предпринимательство, инновационные технологии.


Но каков путь в среду предпринимательства: тернист или усыпан лепестками роз?


В данной статье автор попытался подвергнуть тщательному анализу последние новшества в сфере регистрации бизнеса и пришел к неутешительному выводу.


Отсутствие административных барьеров и призыв власти занимать служащим предпринимательскую нишу является исключительно декларативным компонентом, ничего не имеющим общего с реалиями повседневной действительности. А она такова:


Для того, чтобы зарегистрировать, к примеру, общество с ограниченной ответственностью (а сейчас ООО - одна из самых распространенных форм ведения бизнеса), вам, во-первых, придется определиться с юридическим адресом. Казалось бы, в этом нет ничего сложного - офис можно снять в любом бизнес-центре...


Однако, именно здесь предпринимателя подстерегают первые рифы.


Если выбранное место уже ранее было «засвечено» - в офисном здании зарегистрировано более 50 организаций, то такой юридический адрес является адресом массовой регистрации, и, следовательно, вместо ожидаемого свидетельства о регистрации на выходе Вы, скорее всего, получите из налоговой отказ с вышеназванной формулировкой ("использование адреса массовой регистрации").


Поэтому любое офисное здание таит в себе немалые опасности, особенно если оно попало под взор налоговиков или там значительно низкая арендная плата, притягивающая так назваемые «фирмы-однодневки».


Данные термин введен в оборот именно благодаря мытарям, т.к. основная составляющая отказов сводится именно к тому, чтобы разглядеть во вновь создаваемых организациях эти «однодневки».


Поэтому помимо адреса, подозрительным может стать паспорт учредителя или директора (особенно если он выдан территориальным отделом миграционной службы другого региона), регистрация проживания таких лиц вне региона, «странный» на взгляд налоговых служащих основной вид экономической деятельности (не свойственный данной территории), множество таких видов деятельности (кодов по ОКВЭД), указанных заявителем при регистрации.


Насторожить может и то, что вы плательщик общей системы налогообложения и собираетесь в перспективе возмещать НДС.


Федеральная налоговая служба, доводя информацию приказом до нижестоящих подразделений, еще несколько лет тому назад насчитала 109 таких признаков, вызывающих подозрение.


Но признаки признаками, а немалую роль играют и методы работы налоговой службы, а они в зависимости от регионов сильно отличаются.


Есть регионы с «мягким», «умеренным налоговым климатом», а есть с «суровым». В чем основные различия?


В первых двух соблюдаются хотя бы по форме правовые процедуры и пристутствует принцип "презумпции невиновности» в налоговых правоотношениях. В рамках же налогового администрирования и контроля в регионах третьей зоны - каждый появляющийся в реестре или заявляющийся туда предприниматель воспринимается, увы, как потенциальный нарушитель, который так и думает, " как бы обмануть государство " и задача последнего, конечно же, в лице его компетентных органов, вовремя его обнаружить и "обезвредить", т.е. отправить… туда, откуда пришел, то есть в бодрые массы служащих и безаработных.


Жесткость налоговых структур здесь добавляет деятельность параллельно действующих "бригад" Трудовой инспекции, Роспотребнадзора, пожнадзора, которые любят объединяться в разного рода зарплатные, НДС-ные и прочие комиссии, которые в духе советского времени вызывают директоров «на ковер», дабы как следует «пропесочить», «застыдить», «поставить на вид», а иногда просто запугать и заставить увеличить фонд оплаты труда, воздержаться от возмещения НДС и т.д.


Конечно же, ничего коррупционного, все исключительно ради блага народного, пусть и далеко не законными способами. Видимо, время чрезвычайных комиссий еще напоминает о себе в летах и головах отдельных ответственных государственных служащих. Именно такие, забыв про Конституцию, а также прочие мелихлюндии, будучи руководителями, безответственно бросают в бой на рынки и торговые центры в рейды своих сотрудников. При том, что слово «рейд», совершенно никак нормативно не закреплено ни в одном из значимых законов нашей страны, как-то: Налоговый кодекс или Кодекс об административных правонарушениях.


Помимо рейдов, под которые пытаются тождественно запихнуть мероприятия: инвентаризацию, обследование помещений на предмет соответствия физических показателей декларируемым, финансовый анализ, которые также никак не прописаны в законах, у органов есть и другие инструменты.


Конечно, многие проверяющие знают про Закон 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля", но знают и то, что его можно обойти.

Два самых известных способа:

1) написать жалобу от несуществующего лица и добиться права на внеочередную проверку,

2) включить в состав проверяющих сотрудника прокуратуры, как представителя надзорного органа, который и уполномочен рассматривать жалобы на них.


Но даже если зарегистрировавшийся бизнесмен не столкнулся с происками проверяющих или конкурентов, широко использующих административный ресурс в борьбе за сферу влияния, то в немалой степени будет удивлен предприниматель отношением к себе банка, в котором он откроет расчетный счет.


Все чаще рьяно исполняя положения Закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма",  кредитные учреждения ведут себя с клиентом не на договорных нотках заключенных соглашений, а с точки зрения административного контроля, при котором уважение к клиенту, тем более - его правам, «банковской тайне»  - попросту лишаются всякого смысла.


Странные названия контрагентов, проводки со "странными" (на взгляд сотрудников банка) основаниями платежей с использованием терминов, с которыми операторы незнакомы в силу своей ограниченной специализации, приводят к тому, что в качестве превентивных мер банки сами создают проблемы клиентам еще до выезда к ним налоговой или Росфинмониторинга, так сказать, создают вам проблемы за ваши деньги или за ваш счет.


Подводя итоги, хотелось бы отметить, что правоприменительная практика на местах нуждается в скорейшем решении насущных вопросов, касающихся того, что малому и среднему бизнесу не надо создвать каких-либо преференций или особых условий. Просто нужно заставить чиновников строго соблюдать законы и любое отклонение от них считать коррупциогенным фактором, требующим детального рассмотрения со стороны суда и правоохранителей.


Иначе, перефразируя слова Жванецкого о том, что "застой с инновациями так же сочетаемы, как снотворное со слабительным", стоит отметить что власти пора определиться с тем, кем является для нее малый и средний бизнес - «кормовой базой» для уплаты частично налогов и административной ренты или "локомотивом", рычагом экономики, который способен в переломные моменты взять на себя ответственность, так же, как гражданин Минин.


От выбора власти и реализации выбранного курса на местах и зависит и ее судьба, и наша, и судьба нашего отечества и, конечно, состояние экономики страны в целом.

Проблемы банкротства физических лиц: реальные пути решения проблемы или способы успокоить общество

Директор ООО "Юридическая компания "Соколов и партнеры",
ООО "Юридическая областная служба",
к.ю.н. Дмитрий Соколов


« Финансовая пропасть — самая глубокая из всех пропастей,

в нее можно падать всю жизнь. »

И.Ильф и Е.Петров. Золотой теленок


Поправки в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» относительно введение института банкротства физических лиц стали настоящим подарком для многих лиц, попавших в  трудные жизненные ситуации, кредитные ловушки и в целом  в финансовые пропасти.


Глава закона о банкротстве физических лиц предоставила широкие возможности и дала конкретный юридический инструментарий решений проблемы.


Однако, в рамках реализации ее действия  осталась нетронутой проблема финансирования процедуры банкротства. Если должник непосредственно обращается в арбитражный суд, то именно он несет бремя финансирования процедуры банкротства. Из чего же состоят его расходы и действительно ли так они велики.


Попробуем разобраться в этом вопросе более детально.


Во-первых, главной статьей затрат бюджета должника является необходимость оплаты госпошлины при обращении в суд. Размер госпошлины в 6 000 руб. для многих стал «красной тряпкой», отталкивающей от подачи заявления о признании несостоятельным (банкротом), и потому уже с января 2017 года, благодаря народным избранникам-депутатм ГД РФ и, естественно, подписавшему их главе государству произошло существенное снижение этого сбора и далеко не в пользу бюджета.


Так, вместо 6 000 рублей заявитель должен будет оплатить лишь  300 рублей, что в 20 раз ниже ранее установленной фиксированной цены налогового сбора.


Но действительно ли в разы снизятся после 1 января 2017года затраты лиц, которые захотят распрощаться со своими долгами этим законным способом?


Считаю, что нет. И для этого есть все основания. При обращении в суд заявитель также должен представить помимо доказательства уплаты пошлины, платежку с оплатой 20 тыс. рублей на депозит суда в качестве гарантии оплаты труда финансового управляющего.


Так, если в первоначальной редакции закона в конце 2015 года эта сумма составляла 10 т.руб., то по состоянию на конец 2016-го –уже 25  т. руб. Но и это не все. Оплата вознаграждения управляющего производится за счет средств и ресурсов именно должника и если у последнего их нет, то применяются положения, гласящие о том, что кроме единовременной выплаты, управляющий имеет права и полномочия на получение вознаграждение за счет реализуемого имущества.


И если до недавнего времени этот "дисконт" составлял 2 процента от стоимости имущества, допущенного к реализации, то сегодня - 7 процентов. Рост - в 3,5 раза.


Рассмотрим практическую ситуацию.


У гражданина Б.: 1 млн руб. долга.Заявитель подал обращение в  суд о том, что у него есть все признаки банкротства, но он не потянет все текущие расходы.

Для вступления в банкротство клиенту нужно представить  следующий ряд действий и событий, из которого очевидно, что платить могут далеко не все из лиц, попавших под действие этого закона.


Итак, 25 т.р. составляет единовременное, предусмотренное законом вознаграждение финансового управляющего + на депозит суда оплачиваются возможные расходы на 20 т.р., в т.ч. на публикации. Еще столько же управляющему, как правило, нужны средства в рамках исполнения договора. Плюс дополнительное вознаграждение:  7 процентов от стоимости  имущества, на которое можно обратить взыскание. Но так как обратить взыскание зачастую не на что, а работать за 20 т.р вознаграждения по закону финансовые управляющие зачастую отказываются, а потому считают эти семь процентов от общей суммы задолженности.

Помочь разобраться в обязательных и "не очень" платежах в каждом конкретном случае помогут юристы, специализирующиеся на проуедуре банкротства физических личц в Вашем регионе.


Вы можете позвонить по тел. 8-(800) 500-07-69  и объяснить свою ситуацию, назвать город и размер долга, Вас проконсультируют юристы ООО "Юридическая компания "Соколов и партнеры".
А пока продолжим считать:

Чтобы грамотно составить обращение в суд и получить помощь в сборе документов, а также оставить посещение заседаний и защиту Ваших интересов для юриста, заказав услугу по  представительству в суде, должнику понадобятся дополнительные средства в размере минимум - около 30 т.р.

Итоги таковы: общие затраты на пошлины, юридическую помощь и средства на финансового управляющего составляют в среднем обойдутся должнику в 150-200 и более тыс. рублей. И это в лучшем случае.

Применительно к рассматриваемой ситуации, при задолженности в 1 млн. рублей - это около 20 процентов от суммы долга. И снижать эту планку, те же депутаты, лоббирующие интересы СРО, совершенно никак не хотят. Вот, на конкретном примере, мы рассмотрели ситуацию двойных стандартов и фактическое нежелание власти идти на встречу должникам.

И поэтому призываю не ждать милостей от природы в виде новых законопроектов, якобы облегчающих в последующем жизнь должников, а пользоваться уже сегодня существующими возможностями и инструментарием с помощью квалифицированных юристов и отстаивать свои права именно сегодня и сейчас, а не в виртуальном  мнимом будущем, которое может стать для банкротов, к сожалению, жестоким…