Юридическое сопровождение бизнеса по РФ:

правовое обслуживание, защита бизнеса при проверках,

арбитражные споры, банкротство граждан и бизнеса

«БАНКРОТНЫЙ ИММУНИТЕТ БИЗНЕСА» или стандарты банкротной безопасности в текущей деятельности компании


«БАНКРОТНЫЙ ИММУНИТЕТ БИЗНЕСА»

или

стандарты банкротной безопасности в текущей деятельности компании


Шелудько Артем Сергеевич,
старший юрист Группы юридических компаний "Соколов и партнеры"
8-800-500-07-69, pravo48@mail.ru

«Чего вы не понимаете, то не принадлежит вам».

Иоганн Вольфганг фон Гёте


В бизнес-среде сегодня бытует распространенное мнение о том, что «банкротство» - термин, используемый лишь в отношении «безнадежных компаний-должников» и интересен лишь тем, кто, так или иначе, связан с «пышными проводами бизнеса в последний путь». Однако это ни что иное, как распространенное заблуждение, которое при определенных сценариях может привести к плачевным последствиям даже для очень успешных компаний.


С развитием законодательства о банкротстве, кризисными явлениями в экономике России, формированием судебной практики по оспариванию сделок в рамках банкротных процедур, закреплением в практике арбитражных судов института субсидиарной ответственности руководителей организаций и т.д. – связана острая необходимость формирования даже у успешных компаний механизма защиты и контроля банкротных процессов в среде, в которой эта «успешная» компания ведет свой бизнес.


Крупные игроки на российском и международном рынке уже приступили к формированию самостоятельной концепции банкротной безопасности внутри своих структур – создаются самостоятельные подразделения на базе юридических отделов, консолидирующие в себе функции обеспечения безопасной среды для осуществления текущей деятельности компании путем отслеживания и купирования банкротных рисков.


Создание подобного «банкротного иммунитета» сегодня жизненно важно не только для большого бизнеса – риски оказаться под ударом возникают у каждого участника экономического оборота. Ни один бизнесмен в России не может чувствовать себя в полной безопасности, если в своей текущей деятельности он не контролирует (а часто бывает, что не осознает) риски, которые несет в себе постоянно эволюционирующий институт банкротства.


Справедливо будет отметить и то, что наличие «банкротного иммунитета», а так же владение актуальной информацией в ходе текущей деятельности – позволяет не только обезопасить повседневные бизенс-процессы, но и дает серьезное конкурентное преимущество, т.к. инструменты, заложенные в основе всех механизмов банкротства позволяют вести конкурентную борьбу не только «от бороны», но и успешно применяются в агрессивных (атакующих, хищных) стратегиях ведения бизнеса.

Разберем подробнее имеющиеся риски текущей деятельности компании применительно к законодательству о банкротстве, и определим как каждый из этих рисков, при грамотной с ним работе сможет стать уникальным инструментом (секретным оружием) конкурентной борьбы:


1. Риск оспаривания сделок.

Далеко не всегда компании должным образом анализируют финансовое положение контрагентов, ограничиваясь вниманием лишь к сделкам, сопряженным с очевидной опасностью неисполнения второй стороной своих обязательств (например: сделок с постоплатой или прямо ориентированным на длительное сотрудничество с партнером). Такая «упрощенная» стратегия безопасности не защитит недальновидную компанию от рисков оспаривания уже совершенных и зачастую весьма прибыльных сделок в рамках банкротства второй стороны такой сделки. В повседневной практике арбитражных судов с появлением в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ главы III.1 «Оспаривание сделок должника» не редкие случаи признания недействительными сделок, направленных на вывод имущества должника либо на предпочтительное удовлетворение требований отдельных кредиторов. Как правило, именно такие сделки являются «лакомым куском» и сулят большую выгоду от приобретения, в той или иной форме, активов сторонней компании, либо дают возможность получить давний долг от партнера.


Однако выгода от подобной сделки (совершенной «на скорую руку» без необходимого анализа банкротных рисков) может обернуться серьезным разочарованием и существенными потерями для компании.


В этой связи необходимо упомянуть о сроках признания сделок недействительными. По общему правилу риски оспаривания несут в себе сделки, заключенные в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве в отношении контрагента. Сделки могут быть оспорены в ходе процедуры внешнего управления, а так же конкурсного производства. Отметим, что перечисленные процедуры будут введены через шесть-восемь месяцев после возбуждения дела о банкротстве, а конкурсный или внешний управляющий сможет запустить оспаривание сделки в течение года с того момента как ему стало известно об основаниях недействительности. Таким образом, путем сложения вышеуказанных сроков (руководствуясь сложившейся судебной практикой) можно сделать вывод о том, что риск признания недействительной сделки заключенной 1 мая 2017 года будет в той или иной степени сохраняться до 1 января 2022 года.


2. Риск взыскания с компании не полученных доходов.

В продолжение темы недействительности сделок компаний-должников, и определения актуальности отслеживания данного риска в повседневной хозяйственной деятельности компании необходимо упомянуть, сопутствующий оспариванию сделки, риск взыскания с компании неполученного дохода должника. Для понимания данного риска, и важности его купирования, остановимся на конкретном примере. Если в результате банкротства контрагента компании будет признана недействительной сделка по отчуждению должником коммерческой недвижимости, которую ранее должник сдавал (либо мог сдавать) в аренду – вся сумма не полученных от сдачи в аренду платежей будет взыскана судом с контрагента такого должника. Кроме того, с компании будут взысканы дополнительные суммы в виде процентов за пользование чужими денежными средствами (в соответствии с положениями ст. 395 ГК РФ). Таким образом, выгодная сделка по приобретению коммерческой недвижимости обернется серьезными финансовыми потерями.


Вместе с тем, оба вышеперечисленных процесса, связанных с оспариванием сделок должника, компания может эффективно использовать для достижения собственных целей. Так, для оказания давления на недобросовестных контрагентов (и их партнеров, которые могут пасть жертвой недобросовестности дружественного им должника) многие компании уже используют оспаривание сделок в рамках банкростств как весомый аргумент в переговорах, досудебных процедурах и непосредственно в суде. Получив контроль над этим специфическим банкротным механизмом компании обретают уникальное преимущество в работе с проблемными задолженностями и не чистыми на руку партнерами по бизнесу.


3. Риск ответственности контролирующих лиц.

Пожалуй одной из ключевых задач при выработке у компании «банкротного иммунитета» является обеспечение безопасности контролирующих компанию лиц (непосредственных руководителей, членов коллегиальных органов управления компании, учредителей, ликвидаторов, бенефициаров и даже лиц, действующих от имени компании на основании доверенности).


На протяжении последних лет неуклонно растет количество случаев привлечения руководителей компаний-должников к субсидиарной ответственности по долгам компании, в геометрической прогрессии от года к году наблюдается рост числа уголовных

дел, возбужденных в связи с неправомерными действиями все тех же руководителей и заинтересованных лиц при банкротстве, а так же выявление преднамеренных банкротств организаций.


Для обеспечения безопасности контролирующих компанию лиц, прежде всего, необходимо помнить о том, что проблему намного легче и дешевле предотвратить, чем потом бороться с последствиями возникновения этой проблемы.


Итак, определимся с основными причинами возникновения риска привлечения к ответственности:


* В первую очередь, это неправильные действия руководства компании в момент возникновения у нее признаков несостоятельности. Владение информацией о регламенте поведения при обнаружении первых признаков неплатежеспособности компании, контроль реализации законного алгоритма действий в кризисные периоды для компании, отлаженная и прозрачная система коммуникации внутри органов управления организации, своевременное реагирование и обращение в суд – только это позволит уберечь лиц, ответственных за принятие управленческих решений, от «сумы» (в виде субсидиарной ответственности) и от «тюрьмы» (возбуждения в отношении этих лиц уголовных дел по формальным основаниям).


* Также причиной возникновения рисков привлечения руководства компании к ответственности нередко становится отсутствие внутреннего юридического аудита документации, а так же четкого разграничения полномочий лиц, ответственных за ведение и хранение важных бухгалтерских и иных документов компании.


* Нередки случаи возникновения персональной ответственности руководителя при совершении сделок, в результате которых интересам кредиторов мог быть нанесен ущерб. Такие ситуации возникают, как правило, при недостаточном внимании к ведению повседневной деятельности организации в кризисные или предкризисные для организации периоды.

Управление, отслеживание и купирование вышеуказанных рисков невозможно без предварительной оценки наиболее значимых решений и сделок с позиции требований законодательства о банкротстве.


4. Риск рейдерских захватов и иных неправомерных действий в отношении компании.

Риск рейдерских захватов и неправомерных действий в отношении компании, безусловно, является системным и объединяет в себе все вышеперечисленные пункты, использование которых происходит в определенной последовательности с целью совершить противоправные действия в отношении компании и/или ее руководства.


В последние годы участились случаи, когда «компании-хищники» используя механизмы законодательства РФ о несостоятельности (банкротстве) создают плацдарм для старта рейдерских захватов организаций и незаконного перераспределения материальных активов организаций.


«Волки в овечьей шкуре» изобретают новые способы для осуществления незаконного давления на компании и извлечения прибыли из подобных противоправных действий. Важно отметить, что в подавляющем большинстве случаев подобные «нападения» случаются именно по вине самих компаний-жертв. Невнимательность, а зачастую откровенная неграмотность руководства компаний-жертв, неготовность оперативно реагировать на возникающие угрозы, полное отсутствие контроля процесса принятия ключевых решений или же принятие их без объективной оценки рисков, отсутствие юридических механизмов защиты – все это привлекает «хищников», и дает рейдерам преимущества, позволяет им навязать компаниям «игру на своем поле».


В ситуации дефицита информации и пассивного поведения руководителя при усиленном (искусственно созданном) давлении на бизнес – компания рано или поздно сталкивается с ситуацией полной потери контроля над собственными активами (ярким примером тому служат ситуации, когда компании-хищники путем инициирования в отношении жертвы процедуры банкротства добиваются назначения лояльного им арбитражного управляющего). Стоит отметить, что действия компании-хищника в приведенном примере полностью законны.


Исключить подобные риски компания может только выстроив надежную систему банкротной безопасности и активно применяя принципы превентивной юридической защиты.


5. Риск не использования механизма законного и действенного взыскания долгов с недобросовестных контрагентов.

Эта категория рисков связана именно с упущенными возможностями, в силу отсутствия у компании эффективной системы работы с должниками. Растущая безнадежная дебиторская задолженность способна утянуть «на дно» даже самый успешный и хорошо отлаженный бизнес. В подавляющем большинстве случаев единственным законным и действительно результативным способом возврата задолженности является инициирование (а как следствие и контроль) за процедурой банкротства должника. Данный пункт настоящей статьи тесно связан с пунктом, повествующим о рисках рейдерских захватов и неправомерных действиях контрагентов. Многие инструменты используемые «компаниями-хищниками» при разумном подходе могут быть использованы на совершенно законной основе в ходе работы с должниками. Широко известный медицинский принцип: «Любой яд в малых количествах может быть лекарством, равно как и каждое лекарство в больших дозах –яд» работает и применительно к институтам банкротства.


6. Риск не использования механизма приобретения активов компаний-банкротов.

В данном пункте речь пойдет о категории «упущенная выгода». Указанный риск, в отличии от предыдущих, связан исключительно с отсутствием у людей, ответственных за принятие ключевых управленческих решений в компании, актуальной информации о возможностях, которые дает бизнесу современное законодательство РФ о несостоятельности (банкротстве). Судебная статистика неумолимо свидетельствует о росте банкротств в России, эксперты в области банкротства сходятся во мнении о том, что число банкроств продолжит расти и далее. В этой связи на электронных торгах реализуется все больше объектов, приобретение которых способно принести ощутимую выгоду компании. В такой ситуации знание особенностей проведения банкротных процедур и регламента проведения торгов в рамках банкротства – дает бесспорное конкурентное преимущество компании, способной использовать современную экономическую ситуацию во благо собственного бизнеса.


Выводы:

Отсутствие системного подхода к обеспечению банкротной безопасности «банкротного иммунитета», в условиях современного состояния законодательства и судебной практики способно нанести ощутимый урон любому бизнесу в нашей стране.Вышеперечисленных рисков и сопряженных с этими рисками потерь можно избежать лишь путем установления полного контроля за бизнес-процессами организации начиная с всесторонней проверки контрагентов и заканчивая грамотным применением различных правовых механизмов в рамках процедур банкротства. Выработка действенного комплекса стандартов банкротной безопасности позволяет компаниям не только избежать значительных экономических потерь, но и обрести уникальные инструменты для развития собственного бизнеса, а так же формирует ряд весомых конкурентных преимуществ.

Оспаривание сделок должника в рамках банкротства

Шелудько Артем Сергеевич

Юридическая компания «Соколов и Партнеры»




ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ДОЛЖНИКА В РАМКАХ БАНКРОТСТВА

«Кредиторы отличаются лучшей памятью, чем должники»

Бенджамин Франклин


Тема оспаривания сделок должника в рамках банкротства по праву является одной из наиболее актуальных и обсуждаемых тем, которые поднимаются участниками банкротного процесса.


Несмотря на пристальное внимание со стороны законодателей и правоприменителей, вопрос оспаривания сделок порождает огромное количество споров и «пограничных» ситуаций. Вооружившись главой III Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ и значительным объемом судебной практики и различного рода разъяснений ВАС РФ (пожалуй, самым значимым из которых является  Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности»), - участники банкротных производств активно используют этот правовой инструмент для пополнения конкурсной массы должников.


Предлагаем подробнее разобраться с этим сложным правовым механизмом и практикой его применения.


Пункт 1 статьи 61.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ определяет, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.


Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности» закрепляет, что по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться:

1) действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.); (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 15.11.2016 № Ф10-1379/2016 по делу № А62-5313/2014)


2) банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента); (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 04.08.2015 № Ф10-1065/2014 по делу № А23-2812/2012)

3) выплата заработной платы, в том числе премии; (Постановление ФАС Московского округа от 11.06.2014 N Ф05-5359/2010 по делу N А41-33961/2009)

4) брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов; (Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 18.08.2016 N 02АП-6185/2016 по делу N А29-2329/2012)

5) уплата налогов, сборов и таможенных платежей как самим плательщиком, так и путем списания денежных средств со счета плательщика по поручению соответствующего государственного органа; (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29.09.2015 N Ф10-3301/2015 по делу N А62-6499/13)

6) действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения; (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25.08.2014 по делу N А14-17814/2012)

7) перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника. (Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2013 по делу N А64-4746/2012)


Если конкурсные кредиторы или уполномоченные органы полагают, что их права и законные интересы нарушены мировым соглашением, утвержденным судом по другому делу в исковом процессе, в частности если такое соглашение обладает признаками, указанными в статьях 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать определение об утверждении такого мирового соглашения. (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 19.05.2016 N Ф10-1267/2016 по делу N А36-3176/2015)


Условно сделки, которые можно оспорить в рамках банкротства должника,

можно разделить на три «самые популярные» категории:


1. Сделки, при совершении которых должник отдал явное предпочтение одному из кредиторов.Это, пожалуй, самое широко и вольно толкуемое основание для оспаривания, т.к. поведение должника в ситуации, предшествующей банкротству, часто сопряжено с принятием экстренных мер и шагов по экономической стабилизации ситуации, а большинство антикризисных стратегий предполагают совершение действий (сделок) вне рамок стандартного представления законодателя о нормальном поведении компаний в рамках экономического оборота.


2. Сделки, которые заключены для явного причинения убытков или нарушения имущественных прав кредитора. Самый яркий из возможных примеров: продажа имущества перед открытием процедуры банкротства или же безвозмездная его передача третьим лицам. Подобное основание для оспаривания применимо к сделкам должника, у которого уже присутствуют признаки банкротства.


3. Сделки с неравноценным встречным исполнением. Главный признак таких сделок: занижение рыночной стоимости имущества.


Обратиться с заявлением об оспаривании сделок должника (в соответствии со ст. 61.9 Закона о банкротстве) могут:


Арбитражный управляющий (в т.ч. внешний, финансовый или конкурсный), а также Кредиторы при условии, что общая сумма требований обратившегося кредитора к должнику составляет не менее 10% от суммы всех требований, отраженных в реестре.


Соответствующее заявление о недействительности сделки подлежит подаче в арбитражный суд по месту рассмотрения дела о банкротстве должника, государственная пошлина при подобном обращении составит 6000 (шесть тысяч) рублей.


Последствия признания сделки должника недействительной


Последствия признания сделки должника недействительной определены статьей 61.6 Закона о Банкротстве, так в пункте 1 определено:


Все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу.


В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения. В последующих пунктах вышеназванной статьи определяется и уточняется механизм применения последствий недействительности для специфических случаев оспаривания.


Если сделка, признанная в порядке главы III.1 Закона о банкротстве недействительной, была исполнена должником и (или) другой стороной сделки, суд в резолютивной части определения о признании сделки недействительной также указывает на применение последствий недействительности сделки (пункт 2 статьи 167 ГК РФ, пункт 1 статьи 61.6 и абзац второй пункта 6 статьи 61.8 Закона о банкротстве) независимо от того, было ли указано на это в заявлении об оспаривании сделки. (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29.11.2016 N Ф10-340/2014 по делу N А54-6256/2011)


В отношении удовлетворенного определением суда реституционного требования должника к другой стороне сделки суд выдает исполнительный лист.


В отношении же удовлетворенного определением суда денежного реституционного требования другой стороны к должнику, если сделка признана недействительной на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, суд разъясняет в определении, что упомянутое требование подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном пунктами 2 - 4 статьи 61.6 Закона о банкротстве (в том числе в случае, когда должник получил имущество по сделке после возбуждения дела о банкротстве).


Особо отметим существование категории сделок, которые нельзя оспорить как сделки с предпочтением или подозрительные сделки - это сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности.


Так что же понимать под термином «обычная хозяйственная деятельность»?


Ответ на этот вопрос можно найти в Постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью", так:

под обычной хозяйственной деятельностью следует понимать любые операции, которые приняты в текущей деятельности соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, занимающихся аналогичным видом деятельности, сходных по размеру активов и объему оборота, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее.


К сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи).


При этом не является основанием для квалификации сделки как совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности один только факт ее совершения в рамках вида деятельности, упомянутого в едином государственном реестре юридических лиц или уставе общества как основного для данного юридического лица, либо то, что общество имеет лицензию на право осуществления такого вида деятельности.


На основании вышеизложенного, можно сделать ряд выводов:


  1. На сегодняшний день, механизм оспаривания сделок должника в рамках банкротства довольно часто применяется как арбитражными управляющими, так и конкурсными кредиторами. В этой связи в России уже сформировался довольно объемный «пласт» судебной практики и позиций Высших судов по рассматриваемому вопросу, что в свою очередь способствует упорядочиванию регламентирующих норм и оттачиванию практики применения данного механизма в делах о банкротстве.

  2. Искусное владение и применение кредиторами такого инструмента, как оспаривание сделок должника, безусловно, способствует удовлетворению их имущественных интересов в рамках банкротств.

  3. Важно отметить, что защита интересов должника в рамках дела о банкротстве и на этапах его подготовки к банкнотному процессу также лежит в плоскости правильности применения и понимания внутренних принципов механизма оспаривания сделок. Сторона должника в рамках банкротства, преследуя цель защиты своих интересов, должна помимо прочего учитывать риски, возникающие из оспаривания сделок.

Горячая линия по вопросам банкротства и оспаривания сделок в рамках процедуры банкротства доступна по бесплатному номеру 8-800-500-07-69 по России.
Телефон юристов в Липецке (4742) 717-038.
Телефон юристов в Воронеже: 8-900-924-07-55

Свои предложения и вопросы Вы можете присылать на адрес электронной почты pravo48@mail.ru


Проблемы банкротства физических лиц: реальные пути решения проблемы или способы успокоить общество

Директор ООО "Юридическая компания "Соколов и партнеры",
ООО "Юридическая областная служба",
к.ю.н. Дмитрий Соколов


« Финансовая пропасть — самая глубокая из всех пропастей,

в нее можно падать всю жизнь. »

И.Ильф и Е.Петров. Золотой теленок


Поправки в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» относительно введение института банкротства физических лиц стали настоящим подарком для многих лиц, попавших в  трудные жизненные ситуации, кредитные ловушки и в целом  в финансовые пропасти.


Глава закона о банкротстве физических лиц предоставила широкие возможности и дала конкретный юридический инструментарий решений проблемы.


Однако, в рамках реализации ее действия  осталась нетронутой проблема финансирования процедуры банкротства. Если должник непосредственно обращается в арбитражный суд, то именно он несет бремя финансирования процедуры банкротства. Из чего же состоят его расходы и действительно ли так они велики.


Попробуем разобраться в этом вопросе более детально.


Во-первых, главной статьей затрат бюджета должника является необходимость оплаты госпошлины при обращении в суд. Размер госпошлины в 6 000 руб. для многих стал «красной тряпкой», отталкивающей от подачи заявления о признании несостоятельным (банкротом), и потому уже с января 2017 года, благодаря народным избранникам-депутатм ГД РФ и, естественно, подписавшему их главе государству произошло существенное снижение этого сбора и далеко не в пользу бюджета.


Так, вместо 6 000 рублей заявитель должен будет оплатить лишь  300 рублей, что в 20 раз ниже ранее установленной фиксированной цены налогового сбора.


Но действительно ли в разы снизятся после 1 января 2017года затраты лиц, которые захотят распрощаться со своими долгами этим законным способом?


Считаю, что нет. И для этого есть все основания. При обращении в суд заявитель также должен представить помимо доказательства уплаты пошлины, платежку с оплатой 20 тыс. рублей на депозит суда в качестве гарантии оплаты труда финансового управляющего.


Так, если в первоначальной редакции закона в конце 2015 года эта сумма составляла 10 т.руб., то по состоянию на конец 2016-го –уже 25  т. руб. Но и это не все. Оплата вознаграждения управляющего производится за счет средств и ресурсов именно должника и если у последнего их нет, то применяются положения, гласящие о том, что кроме единовременной выплаты, управляющий имеет права и полномочия на получение вознаграждение за счет реализуемого имущества.


И если до недавнего времени этот "дисконт" составлял 2 процента от стоимости имущества, допущенного к реализации, то сегодня - 7 процентов. Рост - в 3,5 раза.


Рассмотрим практическую ситуацию.


У гражданина Б.: 1 млн руб. долга.Заявитель подал обращение в  суд о том, что у него есть все признаки банкротства, но он не потянет все текущие расходы.

Для вступления в банкротство клиенту нужно представить  следующий ряд действий и событий, из которого очевидно, что платить могут далеко не все из лиц, попавших под действие этого закона.


Итак, 25 т.р. составляет единовременное, предусмотренное законом вознаграждение финансового управляющего + на депозит суда оплачиваются возможные расходы на 20 т.р., в т.ч. на публикации. Еще столько же управляющему, как правило, нужны средства в рамках исполнения договора. Плюс дополнительное вознаграждение:  7 процентов от стоимости  имущества, на которое можно обратить взыскание. Но так как обратить взыскание зачастую не на что, а работать за 20 т.р вознаграждения по закону финансовые управляющие зачастую отказываются, а потому считают эти семь процентов от общей суммы задолженности.

Помочь разобраться в обязательных и "не очень" платежах в каждом конкретном случае помогут юристы, специализирующиеся на проуедуре банкротства физических личц в Вашем регионе.


Вы можете позвонить по тел. 8-(800) 500-07-69  и объяснить свою ситуацию, назвать город и размер долга, Вас проконсультируют юристы ООО "Юридическая компания "Соколов и партнеры".
А пока продолжим считать:

Чтобы грамотно составить обращение в суд и получить помощь в сборе документов, а также оставить посещение заседаний и защиту Ваших интересов для юриста, заказав услугу по  представительству в суде, должнику понадобятся дополнительные средства в размере минимум - около 30 т.р.

Итоги таковы: общие затраты на пошлины, юридическую помощь и средства на финансового управляющего составляют в среднем обойдутся должнику в 150-200 и более тыс. рублей. И это в лучшем случае.

Применительно к рассматриваемой ситуации, при задолженности в 1 млн. рублей - это около 20 процентов от суммы долга. И снижать эту планку, те же депутаты, лоббирующие интересы СРО, совершенно никак не хотят. Вот, на конкретном примере, мы рассмотрели ситуацию двойных стандартов и фактическое нежелание власти идти на встречу должникам.

И поэтому призываю не ждать милостей от природы в виде новых законопроектов, якобы облегчающих в последующем жизнь должников, а пользоваться уже сегодня существующими возможностями и инструментарием с помощью квалифицированных юристов и отстаивать свои права именно сегодня и сейчас, а не в виртуальном  мнимом будущем, которое может стать для банкротов, к сожалению, жестоким…


Защита интересов дольщика при банкротстве застройщика

Автор статьи: Артем Шелудько, старший юрист

ООО "Юридическая компания "Соколов и партнеры"


«Мало быть правым, надо быть правым вовремя»

Эмиль Кроткий


Не теряет с годами своей актуальности наболевший вопрос о том, как вести себя участнику долевого строительства в ситуации, когда застройщик «уходит» в банкротство. Вносятся изменения в законы, формируется судебная практика, создаются административные механизмы, призванные защитить интересы дольщиков, но «воз и ныне там», едва ли сегодня дольщик может сказать, что чувствует себя в безопасности в рамках отношений долевого участия в строительстве.


В настоящей статье мы выделим несколько вариантов (моделей) поведения дольщика в ситуации,

когда застройщик проявляет признаки грядущего банкротства или процедура банкротства уже начата.


Для начала необходимо определиться с понятийным аппаратом, с этой целью приведем формулировки, используемые законодателем. Федеральный закон «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 30.12.2004 № 214-ФЗ определяет:


застройщик- юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы, имеющее в собственности или на праве аренды, на праве субаренды либо в предусмотренных Федеральным законом от 24 июля 2008 года № 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства», подпунктом 15 пункта 2 статьи 39.10 Земельного кодекса Российской Федерации случаях на праве безвозмездного пользования земельный участок и привлекающее денежные средства участников долевого строительства в соответствии с настоящим Федеральным законом для строительства (создания) на этом земельном участке многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, за исключением объектов производственного назначения, на основании полученного разрешения на строительство;


объект долевого строительства - жилое или нежилое помещение, общее имущество в многоквартирном доме и (или) ином объекте недвижимости, подлежащие передаче участнику долевого строительства после получения разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости и входящие в состав указанного многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости, строящихся (создаваемых) также с привлечением денежных средств участника долевого строительства.


Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ так же дает следующие определения:


участник строительства - физическое лицо, юридическое лицо, Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование, имеющие к застройщику требование о передаче жилого помещения или денежное требование;

требование о передаче жилого помещения - требование участника строительства о передаче ему на основании возмездного договора в собственность жилого помещения (квартиры или комнаты) в многоквартирном доме, который на момент привлечения денежных средств и (или) иного имущества участника строительства не введен в эксплуатацию (далее - договор, предусматривающий передачу жилого помещения);


денежное требование - требование участника строительства о: возврате денежных средств, уплаченных до расторжения договора, предусматривающего передачу жилого помещения, и (или) денежных средств в размере стоимости имущества, переданного застройщику до расторжения такого договора; возмещении убытков в виде реального ущерба, причиненных нарушением обязательства застройщика передать жилое помещение по договору, предусматривающему передачу жилого помещения; возврате денежных средств, уплаченных по договору, признанному судом или арбитражным судом недействительным и предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) денежных средств в размере стоимости имущества, переданного застройщику по такому договору; возврате денежных средств, уплаченных по договору, признанному судом или арбитражным судом незаключенным и предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) денежных средств в размере стоимости имущества, переданного застройщику по такому договору;


объект строительства - многоквартирный дом, в отношении которого участник строительства имеет требование о передаче жилого помещения или имел данное требование до расторжения договора, предусматривающего передачу жилого помещения, в том числе многоквартирный дом, строительство которого не завершено (далее - объект незавершенного строительства);

земельный участок - земельный участок, который застроен или подлежит застройке и на котором находится или должен быть построен объект строительства;


реестр требований о передаче жилых помещений - реестр, содержащий требования о передаче жилых помещений, признанные обоснованными арбитражным судом.


Важно: Банкротство - это признанная судом невозможность застройщика удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам. Необходимо помнить, что банкротом застройщик становится лишь с момента введения конкурсного производства, до введения конкурсного производства (при применении иных процедур) застройщик банкротом не является. В рамках банкротства застройщика применяются следующие процедуры: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение. На практике чаще всего применяются лишь две процедуры из вышеперечисленных: наблюдение и конкурсное производство.


В соответствии со ст. 62 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ наблюдение вводится по результатам рассмотрения арбитражным судом обоснованности заявления о признании должника банкротом. Статьей 124 вышеупомянутого Федерального закона установлено, что принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом влечет за собой открытие конкурсного производства.


Рассмотрим ситуацию, когда банкротство застройщика еще не стало свершившимся фактом, но по всем признакам «дни его сочтены». Многие юристы сходятся во мнении о том, что интересам дольщика на данном этапе наибольшим образом отвечает обращение в суд общей юрисдикции с требованием об установлении права собственности на объект недвижимости или права на долю в объекте незавершенного строительства. При этом обращение в суд общей юрисдикции с подобными требованиями дольщику необходимо предпринять до момента введения о отношении застройщика процедуры наблюдения. Принято выделять несколько правовых позиций (в зависимости от того на каком этапе строительства находится объект) на которых дольщик может обосновать свои требования:


Первый из вариантов: объект на этапе строительства – дольщику необходимо добиваться в суде признания права собственности на долю в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства в виде, например, квартиры.


Второй вариант: объект построен, но не сдан в эксплуатацию, либо находится в высокой степени готовности, которая позволяет выделить индивидуальные признаки квартиры подлежащей передаче – дольщик может требовать у суда уже признания права собственности на квартиру, основывая свою позицию на ст. ст. 130, 218 ГК РФ, ст. ст. 15, 16, 18 ЖКРФ.


Вариант третий: объект построен, введен в эксплуатацию, но застройщик не передает квартиру дольщику - Дольщику следует, так же как и предыдущем варианте, обратиться в суд за признанием права собственности на основании ст. ст. 130, 218, 702, 729 ГК РФ, ст. 6 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 30.12.2004 № 214-ФЗ.


Необходимо отметить, что помимо требований о признании права собственности, о которых говорилось выше, дольщик при условии нарушения застройщиком условий договора равно как и норм 214-ФЗ вправе обращаться в суд за защитой своих интересов как потребитель и взыскать с нерадивого застройщика неустойку, требовать возмещения морального вреда, и штрафа – это так же необходимо сделать до момента введения наблюдения в отношении застройщика (особенности рассмотрения подобной категории споров с застройщиком мы осветим в последующих публикациях).


Чаще бывает когда о том, что дела застройщика плохи дольщик узнает уже после того как о его банкротстве начинают говорить в СМИ, т.е. когда банкротные процедуры идут полным ходом, в таком случае единственным способом активной защиты своих интересов является включение требований о передаче квартиры в реестр требований кредиторов застройщика.


Статьей 201.6 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ определено, что требования о передаче жилых помещений предъявляются и рассматриваются в порядке, установленном статьями 71 и 100 указанного Федерального закона.


Арбитражному суду при рассмотрении обоснованности требований о передаче жилых помещений должны быть предоставлены доказательства, подтверждающие факт полной или частичной оплаты, осуществленной участником строительства во исполнение своих обязательств перед застройщиком по договору, предусматривающему передачу жилого помещения.


Требование о передаче жилого помещения, признанное обоснованным арбитражным судом, подлежит включению арбитражным управляющим в реестр требований о передаче жилых помещений.


Определение о включении требования о передаче жилого помещения в реестр требований о передаче жилых помещений или определение об отказе во включении указанного требования в такой реестр может быть обжаловано.


Участники строительства в части требований о передаче жилых помещений имеют право участвовать в собраниях кредиторов и обладать числом голосов, определяемым исходя из суммы, уплаченной участником строительства застройщику по договору, предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) стоимости переданного застройщику имущества, а также размера убытков в виде реального ущерба, определенного в соответствии с пунктом 2 статьи 201.5  Федерального закона №127-ФЗ. Участники строительства имеют право предъявлять возражения относительно требований других кредиторов.


В реестр требований о передаче жилых помещений включаются следующие сведения: сумма, уплаченная участником строительства застройщику по договору, предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) стоимость переданного застройщику имущества в рублях; размер неисполненных обязательств участника строительства перед застройщиком по договору, предусматривающему передачу жилого помещения, в рублях (в том числе стоимость непереданного имущества, указанная в таком договоре); сведения о жилом помещении (в том числе о его площади), являющемся предметом договора, предусматривающего передачу жилого помещения, а также сведения, идентифицирующие объект строительства в соответствии с таким договором.


В связи с вышеуказанными формулировками Федерального закона интересно отметить следующее: часто на практике приходиться сталкиваться с весьма неоднозначными ситуациями, приведу распространенный пример:


в деле о банкротстве одного из застройщиков нашего региона перед судом встал вопрос о том как применить механизм включения требований дольщиков в реестр требований о передаче жилых помещений к лицам, которые приобрели право требования по договору цессии.Цедент (первоначальный «дольщик») заключал договор долевого участия в строительстве целого ряда помещений с застройщиком по весьма низкой цене, а потом продавал (уступал) право требования на каждое из помещений по более высокой цене – отсюда возникает закономерный вопрос «какую сумму должно учитывать при определении числа голосов такого кредитора на собрании кредиторов?» Ту сумму, которая была уплачена застройщику по договору долевого участия (что более логично и прямо установлено буквой закона) или же сумму, которая уплачена кредитором по договору цессии (что более отвечает интересам кредитора и духу закона)? Породит ли вывод суда о необходимости использования первого варианта право кредитора (цессионария) на предъявление требования к цеденту о возврате разницы между спорными суммами (ведь едва ли возможно списать неизбежные, при таком развитии событий, потери кредитора на некую алеаторность цессии)? Не приведет ли применение судом второго варианта к появлению на собрании кредиторов лиц с необоснованно «раздутым» числом голосов, не спровоцирует ли это заинтересованных лиц к созданию «искусственных» кредиторов для давления на собрание?


Сегодня единой позиции по этим и еще целому ряду вопросов у судов нет (зато есть весьма интересные и зачастую противоречивые позиции судов различных инстанций) – вот и выходит на первый план «судебное усмотрение», а оно может быть продиктовано совокупностью самых различных факторов (от политической и экономической конъюнктуры региона, до субъективного восприятия судом ситуации), что существенно затрудняет прогнозирование развития процесса и защиту интересов участников в деле о банкротстве застройщика – грубо говоря, защита интересов дольщиков в каждом конкретном случае, даже в рамках банкротства одного застройщика, требует грамотного «ручного» управления и деликатного неусыпного контроля со стороны, например юриста, осуществляющего подобное представительство.


Так же, необходимо отметить, что дольщики, имеющие на момент формирования реестров требований, решения судов о взыскании с застройщика сумм неустойки, морального вреда, штрафов и прочих сумм могут помимо включения своих имущественных требований о передаче помещений включить отдельные требования в самостоятельный реестр денежных требований кредиторов с получением голосов пропорционально сумме денежной задолженности.


Ну и конечно, пара слов о перспективах. Если с перспективами тех дольщиков-кредиторов дома которых достроены и решение их проблемы с передачей права собственности лежит исключительно в правовой плоскости – все относительно понятно, то в тех случаях когда жилой дом, не достроен, дольщики имеют возможность в качестве компенсации получить права застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок для того, чтобы достроить здание что называется «своими силами». Для этого понадобится создание жилищно-строительного кооператива. Статья 201.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ определяет «правила игры» в случае избрания кредиторами подобного пути решения создавшейся проблемы. Стоит отметить, что данный способ является наиболее продуктивным и максимально должен отвечать интересам кредиторов в сложившейся ситуации, однако на практике реализация механизма погашения требований участников строительства путем передачи объекта незавершенного строительства встречается не так часто, вероятно в виду сложности его реализации.



«ПАН ИЛИ ПРОПАЛ...» О субсидиарной ответственности бывшего руководителя юридического лица при рассмотрении дела о банкротстве

старший юрист ООО "Юридическая компания

"Соколов и партнеры"

Артем Шелудько



«Цена величия — ответственность»

Уинстон Черчилль


Информация, о которой пойдет речь в данной обзорной статье, будет полезна и интересна как добросовестным руководителям компаний, попавшим в затруднительное положение по не зависящим от них причинам, так и не чистым на руку управленцам, осознанно ведущих корабль своего бизнеса в бурю банкротства в надежде на скорое, безболезненное, а главное вполне законное избавление от принятых на себя обязательств.



Для начала, необходимо разобраться в основах, а именно понять какие именно формы может принимать понятие о субсидиарной ответственности в свете положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее по тексту «Закон о банкротстве»).

 
В соответствии с пунктом 12 статьи 142 Закона о банкротстве в случае, если требования конкурсных кредиторов и уполномоченного органа не были удовлетворены за счет конкурсной массы, конкурсный управляющий, конкурсные кредиторы и уполномоченный орган, требования которых не были удовлетворены, имеют право до завершения конкурсного производства подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, указанных в статьях 9 и 10 Закона о банкротстве.

Пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве установлено, что в случае если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Пока недоказаноиное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:

причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные встатьях 61.2и61.3настоящего Федерального закона;

документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы;

требования кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, возникшие вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника или его должностных лиц, являющихся либо являвшихся его единоличными исполнительными органами, к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые правонарушения, в том числе требования об уплате задолженности, выявленной в результате производства по делам о таких правонарушениях, превышают на дату закрытия реестра требований кредиторов пятьдесят процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов.


Положения абзаца четвертого настоящего пункта применяются в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.


Положения абзаца пятого настоящего пункта применяются в отношении лица, являвшегося единоличным исполнительным органом должника в период совершения должником или его единоличным исполнительным органом соответствующего правонарушения.


Если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия нескольких контролирующих должника лиц, то такие лица отвечают солидарно.


Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.


Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.


Размер ответственности контролирующего должника лица подлежит соответствующему уменьшению, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет этого лица.Забегая вперед, хочется отметить, что определение размера и детальная оценка причиненного вреда – с учетом судебной практики, имеет огромное значение для установления обстоятельств, позволяющих суду привлечь руководителя должника к ответственности. Таким образом, не взирая на формулировку, используемую авторами закона в последнем абзаце п.4 ст.10 «Если им (руководителем) будет доказано…» - заинтересованность в соответствующей оценке и установлении факта причинной связи между деянием и размером последствий имеется в первую очередь именно у Кредитора.



Пункт 5 статьи 10 Закона о банкротстве предусматривает, что заявление о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, рассматривается арбитражным судом в деле о банкротстве должника. Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе конкурсного производства конкурсным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, также может быть подано конкурсным кредитором, представителем работников должника, работником, бывшим работником должника или уполномоченным органом.


  • Субъектами субсидиарной ответственности в соответствии с положениями Закона о банкротстве могут выступать:
  • руководитель;
  • члены исполнительного органа;
  • участник;
  • собственник имущества (в унитарном предприятии);
  • члены совета директоров;
  • председатель ликвидационной комиссии;

управляющая компания, равно как и прочие контролирующие лица.


Важно не забывать, что разрешать вопрос о привлечении вышеуказанных должностных лиц к ответственности возможно как после принятия Арбитражным судом решения о банкротстве юридического лица, так и в иных случаях - Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Обзоре судебной практики за 4 квартал 2013 года, привлечение лиц, контролирующих юридическое лицо, к субсидиарной ответственности по обязательствам этого лица на основаниист. ст. 9,10 закона о банкротстве возможно без возбуждения дела о несостоятельности должника в арбитражном суде, подобные требования подлежат рассмотрению судом общей юрисдикции. Однако данная позиция ВС РФ часто не принимается во внимание судами, из-за чего судебная практика на сегодняшний день содержит в себе и противоречащие друг другу решения (но это скорее частность, нежили закономерность) интересным в этой связи может быть, к примеру, Решение Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 30 декабря 2013 г. по делу N 2-2674/13.


Для привлечения к  субсидиарной ответственности руководителей должника, кредиторам (и/или арбитражному управляющему) необходимо доказать ряд значимых фактов:


  • первый из которых – наличие у привлекаемого к ответственности лица реальной возможности и механизмов для оказания влияния на деятельность юридического лица – банкрота (т.е. «номинальные» директора и лица, полномочия которых лишь формально позволяли участвовать им в процедуре принятия решений не могут выступать субъектом солидарной ответственности в деле о банкротстве юридического лица уже в силу своего положения).

  • Кроме того, для привлечения руководителя должника к солидарной ответственности необходимо установить существование явной причинной связи между его действиями и причинением имущественного вреда кредиторам. Бремя доказывания в данном случае будет возложено на сторону, подавшую соответствующее заявление. Важно отметить, что само указание на нарушения не может являться основанием для привлечения к ответственности, помимо доказанности самого факта нарушения, в данном случае, понадобится проведение соответствующих параллелей между деянием и конкретной суммой убытков (негативных последствий для кредиторов). Данную позицию, например, можно четко проследить в деле №А36-2220/2013 (Арбитражного суда Липецкой области), в рамках которого судом было рассмотрено заявление кредитора о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности и вынесено Определение об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности от 20 июня 2016 года. При наличии факта нарушения руководителем должника ряда положений Закона о банкротстве а так же Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» - кредитор полагал, что пополнение конкурсной массы за счет дебиторской задолженности стало невозможным ввиду выявленных нарушений, допущенных руководителем должника. По мнению суда, кредитор не обосновал и не доказал наличие причинно-следственной связи между отсутствием бухгалтерской документации и невозможностью удовлетворения требований кредиторов, что исключают возможность привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по указанному основанию.


Отметим таким образом, что привлечение руководителя должника к субсидиарной ответственности невозможно, если отсутствуют виновно совершаемые действия руководителя равно как и ДОКАЗАННАЯ прямая связь допущенных нарушений с негативными последствиями для кредиторов. Не получится привлечь к этому виду ответственности также после ликвидации юридического лица - должника, когда ликвидация происходила без банкротства (ст. 419 ГК РФ предусматривает прекращение обязательства в случае ликвидации).


Принимая во внимание судебную практику, сформировавшуюся в России можно сделать вывод о том, что право применить описанный вид ответственности, появляется только при существовании всех условий, которые устанавливает закон, ОДНОВРЕМЕННО. Так же яркими примерами практики правоприменения, подтверждающим описанное выше является Постановление Арбитражного суда Московского округа от 2 сентября 2016 г. N Ф05-6001/15 по делу N А40-163644/2013 и Апелляционное определение СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 02 августа 2016 г. по делу N 33-8336/2016.


Коль скоро, выше в настоящей статье автором приводятся примеры правоприменительной практики об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности, справедливости ради необходимо заметить, что практика привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности также весьма обширна (и об этом крайне важно помнить руководителям компаний должников). Приведем несколько наиболее интересных классических примеров:

- Определение Арбитражного суда Московской области от 27.05.2015 поделу № А41-15737/14;

- Определение Арбитражного суда Нижегородской области от 13.11. 2014 г. по делу N А43-6573/2014;

- Определение Арбитражного суда Кемеровской области от 22.05.2013 г. по делу N А27-1265/2010.


Подводя итог, отметим, что учитывая обширную практику привлечения к субсидиарной ответственности бывших руководителей компаний-банкротов – контролирующие должника лица (во избежание наступления негативных последствий для себя) должны выстраивать линию поведения и учитывать нюансы банкротного процесса (и своей роли в этом процессе) еще на этапе подготовки к банкротству (в предбанкротном состоянии), в противном случае выстроить линию защиты и отстаивания интересов бывших руководителей должника в рамках рассмотрения банкротного дела будет весьма проблематично, что, в свою очередь, породит огромные персональные риски для этих лиц.


Автор: Шелудько Артем Сергеевич

Юридическая компания «Соколов и Партнеры»

старший юрист.