Юридическое сопровождение бизнеса по РФ:

правовое обслуживание, защита бизнеса при проверках,

арбитражные споры, банкротство граждан и бизнеса

«БАНКРОТНЫЙ ИММУНИТЕТ БИЗНЕСА» или стандарты банкротной безопасности в текущей деятельности компании


«БАНКРОТНЫЙ ИММУНИТЕТ БИЗНЕСА»

или

стандарты банкротной безопасности в текущей деятельности компании


Шелудько Артем Сергеевич,
старший юрист Группы юридических компаний "Соколов и партнеры"
8-800-500-07-69, pravo48@mail.ru

«Чего вы не понимаете, то не принадлежит вам».

Иоганн Вольфганг фон Гёте


В бизнес-среде сегодня бытует распространенное мнение о том, что «банкротство» - термин, используемый лишь в отношении «безнадежных компаний-должников» и интересен лишь тем, кто, так или иначе, связан с «пышными проводами бизнеса в последний путь». Однако это ни что иное, как распространенное заблуждение, которое при определенных сценариях может привести к плачевным последствиям даже для очень успешных компаний.


С развитием законодательства о банкротстве, кризисными явлениями в экономике России, формированием судебной практики по оспариванию сделок в рамках банкротных процедур, закреплением в практике арбитражных судов института субсидиарной ответственности руководителей организаций и т.д. – связана острая необходимость формирования даже у успешных компаний механизма защиты и контроля банкротных процессов в среде, в которой эта «успешная» компания ведет свой бизнес.


Крупные игроки на российском и международном рынке уже приступили к формированию самостоятельной концепции банкротной безопасности внутри своих структур – создаются самостоятельные подразделения на базе юридических отделов, консолидирующие в себе функции обеспечения безопасной среды для осуществления текущей деятельности компании путем отслеживания и купирования банкротных рисков.


Создание подобного «банкротного иммунитета» сегодня жизненно важно не только для большого бизнеса – риски оказаться под ударом возникают у каждого участника экономического оборота. Ни один бизнесмен в России не может чувствовать себя в полной безопасности, если в своей текущей деятельности он не контролирует (а часто бывает, что не осознает) риски, которые несет в себе постоянно эволюционирующий институт банкротства.


Справедливо будет отметить и то, что наличие «банкротного иммунитета», а так же владение актуальной информацией в ходе текущей деятельности – позволяет не только обезопасить повседневные бизенс-процессы, но и дает серьезное конкурентное преимущество, т.к. инструменты, заложенные в основе всех механизмов банкротства позволяют вести конкурентную борьбу не только «от бороны», но и успешно применяются в агрессивных (атакующих, хищных) стратегиях ведения бизнеса.

Разберем подробнее имеющиеся риски текущей деятельности компании применительно к законодательству о банкротстве, и определим как каждый из этих рисков, при грамотной с ним работе сможет стать уникальным инструментом (секретным оружием) конкурентной борьбы:


1. Риск оспаривания сделок.

Далеко не всегда компании должным образом анализируют финансовое положение контрагентов, ограничиваясь вниманием лишь к сделкам, сопряженным с очевидной опасностью неисполнения второй стороной своих обязательств (например: сделок с постоплатой или прямо ориентированным на длительное сотрудничество с партнером). Такая «упрощенная» стратегия безопасности не защитит недальновидную компанию от рисков оспаривания уже совершенных и зачастую весьма прибыльных сделок в рамках банкротства второй стороны такой сделки. В повседневной практике арбитражных судов с появлением в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ главы III.1 «Оспаривание сделок должника» не редкие случаи признания недействительными сделок, направленных на вывод имущества должника либо на предпочтительное удовлетворение требований отдельных кредиторов. Как правило, именно такие сделки являются «лакомым куском» и сулят большую выгоду от приобретения, в той или иной форме, активов сторонней компании, либо дают возможность получить давний долг от партнера.


Однако выгода от подобной сделки (совершенной «на скорую руку» без необходимого анализа банкротных рисков) может обернуться серьезным разочарованием и существенными потерями для компании.


В этой связи необходимо упомянуть о сроках признания сделок недействительными. По общему правилу риски оспаривания несут в себе сделки, заключенные в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве в отношении контрагента. Сделки могут быть оспорены в ходе процедуры внешнего управления, а так же конкурсного производства. Отметим, что перечисленные процедуры будут введены через шесть-восемь месяцев после возбуждения дела о банкротстве, а конкурсный или внешний управляющий сможет запустить оспаривание сделки в течение года с того момента как ему стало известно об основаниях недействительности. Таким образом, путем сложения вышеуказанных сроков (руководствуясь сложившейся судебной практикой) можно сделать вывод о том, что риск признания недействительной сделки заключенной 1 мая 2017 года будет в той или иной степени сохраняться до 1 января 2022 года.


2. Риск взыскания с компании не полученных доходов.

В продолжение темы недействительности сделок компаний-должников, и определения актуальности отслеживания данного риска в повседневной хозяйственной деятельности компании необходимо упомянуть, сопутствующий оспариванию сделки, риск взыскания с компании неполученного дохода должника. Для понимания данного риска, и важности его купирования, остановимся на конкретном примере. Если в результате банкротства контрагента компании будет признана недействительной сделка по отчуждению должником коммерческой недвижимости, которую ранее должник сдавал (либо мог сдавать) в аренду – вся сумма не полученных от сдачи в аренду платежей будет взыскана судом с контрагента такого должника. Кроме того, с компании будут взысканы дополнительные суммы в виде процентов за пользование чужими денежными средствами (в соответствии с положениями ст. 395 ГК РФ). Таким образом, выгодная сделка по приобретению коммерческой недвижимости обернется серьезными финансовыми потерями.


Вместе с тем, оба вышеперечисленных процесса, связанных с оспариванием сделок должника, компания может эффективно использовать для достижения собственных целей. Так, для оказания давления на недобросовестных контрагентов (и их партнеров, которые могут пасть жертвой недобросовестности дружественного им должника) многие компании уже используют оспаривание сделок в рамках банкростств как весомый аргумент в переговорах, досудебных процедурах и непосредственно в суде. Получив контроль над этим специфическим банкротным механизмом компании обретают уникальное преимущество в работе с проблемными задолженностями и не чистыми на руку партнерами по бизнесу.


3. Риск ответственности контролирующих лиц.

Пожалуй одной из ключевых задач при выработке у компании «банкротного иммунитета» является обеспечение безопасности контролирующих компанию лиц (непосредственных руководителей, членов коллегиальных органов управления компании, учредителей, ликвидаторов, бенефициаров и даже лиц, действующих от имени компании на основании доверенности).


На протяжении последних лет неуклонно растет количество случаев привлечения руководителей компаний-должников к субсидиарной ответственности по долгам компании, в геометрической прогрессии от года к году наблюдается рост числа уголовных

дел, возбужденных в связи с неправомерными действиями все тех же руководителей и заинтересованных лиц при банкротстве, а так же выявление преднамеренных банкротств организаций.


Для обеспечения безопасности контролирующих компанию лиц, прежде всего, необходимо помнить о том, что проблему намного легче и дешевле предотвратить, чем потом бороться с последствиями возникновения этой проблемы.


Итак, определимся с основными причинами возникновения риска привлечения к ответственности:


* В первую очередь, это неправильные действия руководства компании в момент возникновения у нее признаков несостоятельности. Владение информацией о регламенте поведения при обнаружении первых признаков неплатежеспособности компании, контроль реализации законного алгоритма действий в кризисные периоды для компании, отлаженная и прозрачная система коммуникации внутри органов управления организации, своевременное реагирование и обращение в суд – только это позволит уберечь лиц, ответственных за принятие управленческих решений, от «сумы» (в виде субсидиарной ответственности) и от «тюрьмы» (возбуждения в отношении этих лиц уголовных дел по формальным основаниям).


* Также причиной возникновения рисков привлечения руководства компании к ответственности нередко становится отсутствие внутреннего юридического аудита документации, а так же четкого разграничения полномочий лиц, ответственных за ведение и хранение важных бухгалтерских и иных документов компании.


* Нередки случаи возникновения персональной ответственности руководителя при совершении сделок, в результате которых интересам кредиторов мог быть нанесен ущерб. Такие ситуации возникают, как правило, при недостаточном внимании к ведению повседневной деятельности организации в кризисные или предкризисные для организации периоды.

Управление, отслеживание и купирование вышеуказанных рисков невозможно без предварительной оценки наиболее значимых решений и сделок с позиции требований законодательства о банкротстве.


4. Риск рейдерских захватов и иных неправомерных действий в отношении компании.

Риск рейдерских захватов и неправомерных действий в отношении компании, безусловно, является системным и объединяет в себе все вышеперечисленные пункты, использование которых происходит в определенной последовательности с целью совершить противоправные действия в отношении компании и/или ее руководства.


В последние годы участились случаи, когда «компании-хищники» используя механизмы законодательства РФ о несостоятельности (банкротстве) создают плацдарм для старта рейдерских захватов организаций и незаконного перераспределения материальных активов организаций.


«Волки в овечьей шкуре» изобретают новые способы для осуществления незаконного давления на компании и извлечения прибыли из подобных противоправных действий. Важно отметить, что в подавляющем большинстве случаев подобные «нападения» случаются именно по вине самих компаний-жертв. Невнимательность, а зачастую откровенная неграмотность руководства компаний-жертв, неготовность оперативно реагировать на возникающие угрозы, полное отсутствие контроля процесса принятия ключевых решений или же принятие их без объективной оценки рисков, отсутствие юридических механизмов защиты – все это привлекает «хищников», и дает рейдерам преимущества, позволяет им навязать компаниям «игру на своем поле».


В ситуации дефицита информации и пассивного поведения руководителя при усиленном (искусственно созданном) давлении на бизнес – компания рано или поздно сталкивается с ситуацией полной потери контроля над собственными активами (ярким примером тому служат ситуации, когда компании-хищники путем инициирования в отношении жертвы процедуры банкротства добиваются назначения лояльного им арбитражного управляющего). Стоит отметить, что действия компании-хищника в приведенном примере полностью законны.


Исключить подобные риски компания может только выстроив надежную систему банкротной безопасности и активно применяя принципы превентивной юридической защиты.


5. Риск не использования механизма законного и действенного взыскания долгов с недобросовестных контрагентов.

Эта категория рисков связана именно с упущенными возможностями, в силу отсутствия у компании эффективной системы работы с должниками. Растущая безнадежная дебиторская задолженность способна утянуть «на дно» даже самый успешный и хорошо отлаженный бизнес. В подавляющем большинстве случаев единственным законным и действительно результативным способом возврата задолженности является инициирование (а как следствие и контроль) за процедурой банкротства должника. Данный пункт настоящей статьи тесно связан с пунктом, повествующим о рисках рейдерских захватов и неправомерных действиях контрагентов. Многие инструменты используемые «компаниями-хищниками» при разумном подходе могут быть использованы на совершенно законной основе в ходе работы с должниками. Широко известный медицинский принцип: «Любой яд в малых количествах может быть лекарством, равно как и каждое лекарство в больших дозах –яд» работает и применительно к институтам банкротства.


6. Риск не использования механизма приобретения активов компаний-банкротов.

В данном пункте речь пойдет о категории «упущенная выгода». Указанный риск, в отличии от предыдущих, связан исключительно с отсутствием у людей, ответственных за принятие ключевых управленческих решений в компании, актуальной информации о возможностях, которые дает бизнесу современное законодательство РФ о несостоятельности (банкротстве). Судебная статистика неумолимо свидетельствует о росте банкротств в России, эксперты в области банкротства сходятся во мнении о том, что число банкроств продолжит расти и далее. В этой связи на электронных торгах реализуется все больше объектов, приобретение которых способно принести ощутимую выгоду компании. В такой ситуации знание особенностей проведения банкротных процедур и регламента проведения торгов в рамках банкротства – дает бесспорное конкурентное преимущество компании, способной использовать современную экономическую ситуацию во благо собственного бизнеса.


Выводы:

Отсутствие системного подхода к обеспечению банкротной безопасности «банкротного иммунитета», в условиях современного состояния законодательства и судебной практики способно нанести ощутимый урон любому бизнесу в нашей стране.Вышеперечисленных рисков и сопряженных с этими рисками потерь можно избежать лишь путем установления полного контроля за бизнес-процессами организации начиная с всесторонней проверки контрагентов и заканчивая грамотным применением различных правовых механизмов в рамках процедур банкротства. Выработка действенного комплекса стандартов банкротной безопасности позволяет компаниям не только избежать значительных экономических потерь, но и обрести уникальные инструменты для развития собственного бизнеса, а так же формирует ряд весомых конкурентных преимуществ.

Нет комментариев Добавить комментарий