Юридическое сопровождение бизнеса по РФ:

правовое обслуживание, защита бизнеса при проверках,

арбитражные споры, банкротство граждан и бизнеса

Статьи

Подписаться на RSS

Защитили субподрядчика в суде!

Выигранное дело - наглядный пример того, как важно для организации и ежедневное абонентское обслуживание, и надежная судебная защита. 


Суть дела: Наш клиент заключил договор субподряда с крупной компанией из Санкт-Петербурга. Стоимость контракта составила 36 млн. рублей. При этом сроки выполнения работ были сжатыми. Однако, уже приступив к работам, субподрядчик столкнулся с множеством трудностей: подрядчик не подготовил  объект к строительным работам, в самом проекте было множество ошибок, а также - множество неучтенных работ.


Подрядчик не желал идти на контакт и решать возникшие трудности, которые сказывались на сроках выполнения работ. В результате сроки были нарушены субподрядчиком.


Подрядчик поступил недобросовестно, и когда по факту работы были уже выполнены, в одностороннем порядке заявил о расторжении договора и начислил субподрядчику штрафную неустойку, которая составила более 40 млн. рублей.


Надо сказать, что ранее подрядчик уже проворачивал такие махинации и успешно взыскивал со своих субподрядчиков неустойку за просрочку выполнения работ. На это указывала найденная нами судебная практика.


Однако, в этот раз коварному замыслу не суждено было случиться. Наш клиент обратился к нам еще на стадии исполнения договора, когда понял, что в противостоянии с недобросовестным контрагентом ему необходима грамотная юридическая помощь.


Наши юристы, уже предвидя будущий конфликт, зафиксировали нарушения подрядчика в письменных претензиях. На протяжении исполнения договора каждый простой по вине подрядчика фиксировался в письменной переписке, которая сыграла существенную роль суде. Когда конфликт достиг своего апогея, мы не стали дожидаться иска от подрядчика, а первыми подали иск о квалификации отказа от договора, который совершил подрядчик, по статье 717 ГК РФ, как добровольный отказ от договора.


Это позволило бы взыскать стоимость фактически выполненных работ, в то же время у подрядчика не было бы оснований для начисления неустойки.


В свою очередь, подрядчик подал встречный иск о взыскании неустойки. Однако, у нас уже было стратегическое преимущество.


Суд длился более полугода на территории противника (в арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области), а материалы дела составили 5 томов.


В итоге, нам удалось доказать невиновность нашего клиента (субподрядчика) в срыве сроков выполнения работ, суд удовлетворил наш иск, а по встречному иску отказал. Апелляционная инстанция оставила решение суда без изменения.


Вывод:


если своевременно не распознать потенциальный конфликт и не подготовиться к судебному спору по договору субподряда, еще когда договор подряда только начал исполняться, то исход судебного разбирательства мог быть плачевным для субподрядчика. 



ДЕЛО ВЁЛ:

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ГЕРСОНСКИЙ

тел. (4742) 71-70-38


Решение, вынесенное в нашу пользу, оставлено без изменения. 

Номер дела: 

  • А56-71615/2018 в АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области
  • 13АП-2586/2019 в Тринадцатом арбитражном апелляционном суде

Есть вопросы к юристу? Необходимо подготовить для Вас позицию по спору? Напишите нам на электронную почту pravo48@mail.ru

Кредитный кооператив не выдает вклады пайщикам

Вместо обманутых дольщиков – обманутые пайщики.


Не успел утихнуть скандал по достройке проблемного микрорайона «Европейский» в Липецке, как на смену ему в Липецке разгорается новый скандал – финансовый.

Люди, вложившие свои сбережения в липецкий кредитный потребительский кооператив «Капитал Инвест», не могут получить свои деньги обратно. Пайщикам не возвращают вклады. Двери головного офиса кооператива в Липецке закрыты, телефон отключен.


За последнюю неделю к юристам «Соколов и партнеры» за бесплатной консультацией обратилось около 30 пайщиков КПК «Капитал Инвест» и до настоящего времени продолжают поступать звонки.


Пайщиков кредитного кооператива волнует только один вопрос – как вернуть свои вклады?


Юристы рекомендуют пайщикам КПК действовать быстро, без промедления подавать исковое заявления о взыскании суммы вкладов с процентами и заявлять ходатайство о применении обеспечительных мер и аресте счетов и имущества кооператива.


Причину проблемы юристы "Соколов и партнеры" находят в принудительном прекращении деятельности СРО, в которую входил Капитал Инвест.


23 августа 2018 года Банк России принял решение о прекращении статуса саморегулируемой организации в сфере финансового рынка, объединяющей кредитные потребительские кооперативы (СРО КПК), – Национальный союз «Саморегулируемая организация кредитных потребительских кооперативов «Союзмикрофинанс» (НС «СРО КПК «Союзмикрофинанс»)[1]


Такое решение было принято регулятором после выявления грубых нарушений СРО законодательства Российской Федерации при проведении проверок КПК, в частности требований Федерального закона «О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка», а также нормативных актов Банка России, - сообщает Центральный Банк РФ.


КПК Капитал Инвест в г. Липецк был членом указанной саморегулируемой организации наряду с иными кредитными кооперативами.

Стоит отметить, что кредитные потребительные кооперативы «Капитал Инвест» находятся и в других городах: Тула, Краснодар, Рязань, Ярославль. Де-юре это самостоятельные юридические лица, де-факто председателем правления этих кооперативов является одно лицо – Казаков Роман Алексеевич.


Кооперативы в других городах были членами другого СРО - «Содействие», но в настоящее время они исключены из СРО с 13.12.2018 г. Причины исключения - невыполнение стандартов и законодательства РФ. Известно точно, что офисы Капитал Инвеста в других городах тоже закрыты, а сотни пайщиков остаются в неведенье. Сам Казаков Роман Алеексеевич с недавних пор перестал выходить на связь.


В результате анализа документов пайщиков, которые обратились в Юридическую компанию «Соколов и партнеры», выявлено, что многие договоры с КПК Капитал Инвест перезаключались  с пайщиками от лица тульского КПК. Возможно, уже тогда кооператив имел намерение обмануть доверивших ему свои сбережения вкладчиков, «закрыться» или начать процедуру банкротства.


До настоящего времени процедура банкротства кооператива не началась, об этом свидетельствует данные картотеки арбитражных дел.


Сам кооператив никаких сведений о своем финансовом состоянии пайщикам не предоставляет.

К слову, ситуация в Туле аналогичная - http://www.bloha.info/view/articles/1062543/ , пайщикам вклады не возвращают, несмотря на истекшие сроки по договору.


Защитить пайщик свои права может только в судебном порядке.


Получить бесплатную юридическую консультацию по вопросу взыскания денежного вклада с кооператива, подготовить исковое заявление к КПК можно по адресу: г.Липецк, пл.Плеханова, 3, оф.103
Необходима предварительная запись по тел.+7-4742-717-038

Записаться на бесплатную консультацию можно так же через сайт www.пайщикам.соколов-и-партнеры.рф

  


[1] http://www.cbr.ru/Press/event/?id=2038

6 способов снизить неустойку в суде. Статья Александра Герсонского



Александр Сергеевич Герсонский

практикующий юрист,

Руководитель отдела договорной практики

и абонентского обслуживания

в Юридической компании "Соколов и партнеры"



Как уменьшить неустойку в суде?


Юридические лица вступают в гражданские правоотношения на началах равенства. Равные начала предполагают определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств.


Если одна из сторон нарушает свои обязательства, вторая вправе потребовать компенсации, как правило либо в виде возмещения убытков, либо уплаты договорной неустойки. Таким образом, взыскание неустойки - это один из способов защиты нарушенного гражданского права.


Неустойка должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить его неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства по договору.


При этом законодатель прямо утверждает, что неустойка как способ защиты нарушенного права, не может носить карательный характер, она должна быть соразмерной последствиям нарушения обязательства.


Недобросовестные контрагенты, зачастую злоупотребляя этими инструментами защиты, стремятся получить для себя необоснованную выгоду. Так, в договор может быть включено условия о явно завышенных пери и штрафах. И зачастую предприниматели в погоне за выгодным контрактом, не обращают на эти условия должного внимания, о чем впоследствии сильно жалеют.


Однако, в любой ситуации при грамотном подходе можно защититься от нападок недобросовестного партнера и свести свои потери к минимуму.


На помощь приходит статься 333 Гражданского кодекса РФ. Как следует из данной нормы, в судебном порядке подлежащая уплате неустойка, в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств, может быть уменьшена.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности, является одним из правовых способов защиты от злоупотребления правом.


Однако, важно помнить, что снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению должника. Отсюда следует, что предприниматель, во-первых, должен сам подать ходатайство о снижении неустойки, а во-вторых это ходатайство должно быть обоснованным (т.е. необходимо доказать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств, а не просто заявить об этом).

Применительно к положениям статьи 333 ГК РФ суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба. Наличие оснований для снижения неустойки и критерии ее соразмерности определяются судом в каждом конкретном случае самостоятельно, исходя из установленных по делу обстоятельств.


Как доказать несоразмерность неустойки? Существует несколько способов.


1. Рассчитайте неустойку исходя из

двукратной учетной ставки Банка России


Согласно пункту 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью, определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в период такого нарушения.


Таким образом, в качестве контрсчета можно привести расчет неустойки исходя из  двукратной учетной ставки Банка России. Если расчет показал меньшую сумму, данное обстоятельство само по себе может свидетельствовать о несоразмерности неустойки.


2. Рассчитайте неустойку исходя

из средневзвешенной процентной ставки по краткосрочным кредитам


Как следует из п. 75 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 №7 доказательствами необоснованности размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физическим лицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период.


Информация о средневзвешенной процентной ставки по краткосрочным кредитам содержится в статистической бюллетени Банка России, которую можно найти на сайте Банка России. Если расчет показал меньшую сумму, данное обстоятельство само по себе может свидетельствовать о несоразмерности неустойки.


3. Обратите внимание суда на несопоставимость мер ответственности


Равные начала предполагают определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств, что корреспондирует с положениями ст. 124 ГК РФ.


С помощью принципа баланса интересов в судебной практике обеспечивается защита слабой стороны договора. Так, в соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» условия договора, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, являются несправедливыми условиями договора и могут быть признаны ничтожными по ст. 169 ГК РФ, либо судом по заявлению слабой стороны может быть отказано в их применении на основании ст. 10 ГК РФ.


В развитие данной позиции указывается, что, если по условиям договора размер неустойки за неисполнение обязательств подрядчика значительно превышает размер неустойки за нарушение обязательств заказчиком, это позволяет ему извлечь необоснованное преимущество.


Возложение законодателем на суды решения вопроса об уменьшении размера неустойки при несопоставимости мер ответственности предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю меры ответственности с учетом наличия слабой стороны, которая в силу особой заинтересованности в заключении договора, монополистического положения контрагента на рынке, отсутствия времени или других причин не имеет возможности оспорить включение в договор завышенных санкций.


Применение ст. 333 ГК РФ в связи с несопоставимостью мер ответственности нашло распространение в судебной практике:

Согласно постановления Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 № 12945/13 в качестве обоснования снижения неустойки можно приводить в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с обычно взимаемой неустойкой.


Так, в Постановлении от 11.06.2015 № Ф04-19190/2015 по делу № А46-14739/2014 Арбитражный суд ЗСО отметил, что, проанализировав условия муниципального контракта в части ответственности подрядчика (пени в размере 1/12 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день просрочки) и ответственности муниципального заказчика (1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ от размера задолженности за каждый день просрочки), суд апелляционной инстанции правильно посчитал, что начисление подрядчику неустойки в размере 1/12 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день просрочки ущемляет права общества и нарушает баланс интересов сторон.


Аналогичный подход неоднократно применялся в судебной практике (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2016 по делу № А05-10038/2015, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2017 года по делу А12-17873/2017, от 16.08.2017 по делу А12-17873/2017).


Таким образом, если в договоре неустойка контрагента значительно ниже Вашей, данное обстоятельство само по себе может свидетельствовать о несоразмерности.


4. Обратите внимание суда

на отсутствие или ничтожность последствий нарушения обязательств


Согласно абз.2 п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2011 г. №81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства перед кредитором.


Если у контрагента каких-либо неблагоприятных последствий не наступило, несоразмерность суммы неустойки предполагается.

При этом, отсутствие неблагоприятных последствий - это отрицательный факт. По общему правилу, отрицательные факты не подлежат доказыванию (factum negantis probatio nulla est). Таким образом, Ваш контрагент вынужден будет доказывать наличие убытков, вызванных Вашим неисполнением договора.


5. Докажите вину кредитора


Верховный суд РФ в постановлении от 24.03.2016 № 7 (п. 81) указал, что размер ответственности должника может быть уменьшен судом в соответствии с положениями статьи 404 ГК РФ в случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон либо кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера неустойки, либо действовал недобросовестно (что в дальнейшем также не исключает применение статьи 333 ГК РФ).


Таким образом, докажите, что контрагент способствовал своими действиями или бездействием нарушению с Вашей стороны договорных обязательств, и это станет отдельным основанием для снижения неустойки.


6. Докажите недобросовестность контрагента


Российское законодательство не допускает осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу.


В постановлении Пленума от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» Верховный суд РФ представил следующие разъяснения судам: оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации


Пунктом 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» предусмотрено, что, в случае если будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом. К такой иной мере относится и применение ст. 333 ГК РФ.


Применяя изложенные выше подходы к доказыванию несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, можно рассчитывать на снижение неустойки до минимальных пределов. Важно помнить, что вопрос о снижении неустойки рассматривается судом комплексно, исходя из всех установленных в рамках дела обстоятельств,


При этом, в соответствии с п. 71 постановления Верховного суда РФ от 24.03.2016 г. №7 заявление о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства само по себе не является признанием долга либо факта нарушения обязательства.


Поэтому не стесняйтесь заявлять о несоразмерности неустойки, параллельно доказывая вину кредитора.


Свои вопросы по данному материалу Вы можете направить на электронную почту pravo48@mail.ru

Связаться с автором статьи - Александром Герсонским Вы можете по тел. (4742) 717-038

Дробление бизнеса. Рекомендации налогового юриста


Дмитрий Соколов,
юридический стаж: более 17 лет,
особая компетенция: налоговые споры


Делить или не делить?

О дроблении бизнеса.

  

Общеизвестно, что последние годы ФНС России активизировала свои усилия в направлении борьбы с незакоными схемами налоговой оптимизации. Среди прочих, отдельно стала прорабатываться на местах ситуация с так называемым «дроблением бизнеса». По-сути, механизм очень прост.


Крупная компания дробится на несколько мелких, чтобы реализовать право на применение специального налогового режима-упрощенной системы налогообложения, как правило. Налоговики доказывают, что выгодоприобретатель, бенефициар – это одно лицо, и поэтому схема искусственна, не имеет под собой экономическое обоснование.


В налоговых спорах налогоплательщик доказывает  наличие деловой цели в подобной оптимизации. В этой связи есть письмо ФНС №ЕД-4-9/22123@ от 31.10.2017 «О рекомендациях по применению положений ст. 54.1. НК РФ», в котором указано, что сохраняется в силе принцип презумпции добросовестности налогоплательщика, как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений и публичного правопорядка в целом.


    Данное письмо развивает понятия, отраженные в Постановлении Пленума №53    Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, основанные на презумпции экономической оправданности совершенных налогоплательщиком операций и понесенных по этим операциям затрат.


     В силу позиции Конституционного Суда РФ, высказанной в Определении от 04.06.2007 №320-О-П, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.


    По смыслу правовой позиции КС РФ, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 г. № 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях выявлять в ней деловые качества.


    Доводы налогового органа необоснованны, так как направлены на произвольное вмешательство в хозяйственную деятельность налогоплательщика. Общества доказывают, что самостоятельно совершали реальные сделки с реальным имуществом и с добросовестными контрагентами, вели необходимый бухгалтерский учет, платили исчисленные налоги, то есть являются добросовестными налогоплательщиками. Налоговым органом не доказаны обстоятельства совершения «дробления бизнеса», наличия схем уклонения от налогообложения, взаимозависимости лиц. 


    Следует учитывать,что наличие факта взаимозависимости между Обществами, на который любит ссылаться налоговый орган, само по себе не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а только позволяет налоговому органу в соответствии со статьей 40 Налогового кодекса РФ осуществить мероприятия, связанные с контролем цен по сделкам между контрагентами.


    Налоговым органом не выявляется каких-либо управленческих решений, направленных на регулирование деятельности Обществ, искажающих экономический смысл операций.  В пункте 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 No 53 перечислены обстоятельства, не квалифицируемые сами по себе как свидетельствующие о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. В том числе, к таким обстоятельствам отнесена взаимозависимость участников сделок. Как следует из разъяснения, содержащегося в данном пункте, это обстоятельство может быть признано обстоятельством, свидетельствующим о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 названного постановления.

 

     Установленные налоговым органом основания для принятия решения о "дроблении бизнеса" - не опровергает самостоятельность каждого из Обществ. Поскольку один учредитель, а также совпадающие виды хозяйственной деятельности, располагающиеся в одном месте (и как следствие кассовая техника также располагается в одном месте) не препятствуют самостоятельности зарегистрированных в соответствии с действующим законодательством организаций и не влияют на право применять специальный режим налогообложения.

 

    Данные взаимоотношения между Обществами направлены только на экономию затрат, совместное привлечение клиентской базы, повышение получаемых доходов. 

 

  Доводы налоговых органов о наличии общих сотрудников, равно как об адресе местонахождения и фактического осуществления деятельности не могут быть приняты во внимание, поскольку и состав работников, и юридический адрес лиц могут совпадать, что, тем не менее, однозначно не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды. Совмещение трудовых функций работников в нескольких организациях не запрещено действующим законодательством РФ.

 

    По данным вопросам сложилась устойчивая арбитражная практика, выразившаяся в следующих судебных актах:

 

 Формальный характер деятельности

 

N А70-4269/2014

N А14-10472/2013

N Ф10-3834/2015

N А47-12155/2014

N А09-7104/2015

N А62-5897/2014

 

Определение действительных налоговых обязательств

 

N А19-18472/2012

N А27-10743/2016

N А81-3651/2014

 

Многосубъектность

 

N А68-2076/2013

N А68-3444/2013

 

Идентичность вида деятельности

 

N А73-2803/2014

N А60-36784/2013.

 

    Отдельного внимания заслуживает дело №А36-12484\2017, в котором принимал участие Дмитрий Соколов, в рамках которого налогоплательщик обосновал наличие деловой цели и реальность выбранной модели финансово-хозяйственной деятельности.


Вывод: Бизнесу необходимо при построении модели бизнес-системы в большей степени задействовать управляющие компании в рамках управленческого аутсорсинга, учитывать, что различные юридические  адреса лучше единого, равно как  и штатное расписание, учетные политики, сайты, IP- адреса, базы1-с и СRМ, разность банков,в которых открыты расчетные счета, и главное-закрепление в локальных актах деловой цели создания той или иной бизнес-модели.


Связаться с налоговым юристом можно по тел. 8-920-513-10-41,
Или с помощью электронной почты pravo48@mail.ru


 

Как защитить фирменное наименование компании?



Александр Евстратов


Младший юрист

Группы юридических компаний "Соколов и партнеры"



В современном бизнесе особенно важно выбрать верный способ защиты своего дела от посягательства. Когда Вы развиваете компанию, выстраиваете "бренд", но не регистрируете товарный знак или знак обслуживания в Роспатенте, Ваш бизнес может серьезно пострадать.


     Способы защиты нарушенных исключительных прав приведены в ст. 1252 ГК РФ. Среди них, в частности:

  • пресечение незаконных действий (подп. 2 ч. 1 ст. 1252 ГК РФ);
  • возмещение убытков (подп. 3 ч. 1 ст. 1252 ГК РФ);
  • выплата компенсации вместо возмещения убытков (ч. 3 ст. 1252 ГК РФ);
  • признание патента недействительным или частичный запрет на использование фирменного либо коммерческого обозначения (абз. 3 ч. 6 ст. 1252 ГК РФ) и др.


 

     Если руководствоваться статистикой Суда по интеллектуальным правам (СИП), правообладатели чаще других способов защиты предпочитают именно компенсацию. Однако, на практике в применении этого способа защиты правообладатели нередко сталкиваются с проблемами, связанными с неоднозначным толкованием той или иной нормы.

 

   Обратимся к ч. 3 ст. 1252 ГК РФ – в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

 

    Фирменное наименование, безусловно, специальный вид индивидуализации,

НО предусмотрена ли выплата компенсации, если кто-то использует такое же название, как у Вашей организации?

 

    Согласно, ч. 1 ст. 1474 ГК РФ, юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, в сети "Интернет".

 

    Таким образом, указанное право является абсолютным, т.е. носителю противостоит неопределенное число обязанных лиц. Обязанность этих лиц состоит в воздержании от совершения действий, ущемляющих абсолютное право носителя наименования, в данном случае от действий по указанию фирменного наименования правообладателя на каких-либо товарах.

 


    По пункту 13 ч. 1 ст. 1225 ГК РФ результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются: фирменные наименования. 

 

    Согласно пункту 1 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

 

    На основании пункта 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом.

 

    Согласно п. 17 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 г. N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" для индивидуализации юридического лица основное значение имеет его наименование.

 

    В соответствии с п. 2 ст. 1 Парижской "Конвенции по охране промышленной собственности" (ред. от 02.10.1979 г.) объектами охраны промышленной собственности являются патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения, а также пресечение недобросовестной конкуренции.

 

Казалось бы, приведенные выше нормы дают железное основание для защиты своего фирменного наименования.


Но судебная практика складывается таким образом, что запретить использование фирменного наименования - можно, а вот получить финансовый результат от использования чужой компанией Вашего наименования - нет.


    Теперь время перейти от теоретических выкладок к практической пользе от подачи иска в суд. Так, согласно, ч. 3 ст. 1474 ГК РФ - не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

 

    Далее, ч. 4 ст. 1474 ГК РФ юридическое лицо, нарушившее правила пункта 3 настоящей статьи, по требованию правообладателя обязано по своему выбору прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, или изменить свое фирменное наименование, а также обязано возместить правообладателю причиненные убытки.  

 

    Таким образом, законодательство устанавливает 3 критерия для наступления ответственности (ч. 3 ст. 1474 ГК РФ) для нарушителя и особенную диспозитивную санкцию (ч. 4 ст. 1474 ГК РФ).

 

Когда можно требовать защиты своего фирменного наименования?

Критерии:

 

- Наименование тождественно или сходно до степени смешения (Пример: ООО ЮК «Соколов и партнеры» и ООО ЮК «Соколов и партнеры плюс»);

 

- Аналогичная деятельность (Идентичные коды ОКВЭД);

 

- Фирменное наименование включено в реестр (ЕГРЮЛ) ранее (т.к. ч. 1 ст. 1473 ГК РФ, правовая охрана предоставляется с момента включения в реестр).

 

    Судебная практика по данному вопросу однозначна – права правообладателя защищаются, но какого-либо материального блага извлечь не получится.


Примечательно решение Арбитражного суда Воронежской области по делу N А14-13659/2013, где спорили ООО «Металлопрофиль» г. Липецк и ООО «Металлопрофиль» г. Воронеж. Также решение Арбитражного суда Липецкой области от 29.09.2014 по делу N А36-376/2014, в котором исковые требования ООО "Металлопрофиль" г. Белгород к ООО «Металлопрофиль» г. Липецк были удовлетворены. 

   

    Также решение Арбитражного суда города Москвы дело N А40-47060/14-51-410:

 

    «…Исковые требования, заявленные к обществу с ограниченной ответственностью "Еврокара плюс Центр", удовлетворить.

    Запретить обществу с ограниченной ответственностью "Еврокара плюс Центр" без разрешения общества с ограниченной ответственностью "Еврокара" использовать обозначение ЕВРОКАРА в отношении всех товаров 12 и услуг 37 класса МКТУ.

    Запретить обществу с ограниченной ответственностью "Еврокара плюс Центр" использовать фирменное наименование, содержащее словесный элемент ЕВРОКАРА, в отношении следующих видов деятельности: предложение к продаже складской, строительной, а также коммунальной спецтехники; продажа запчастей, ремонт и сервисное обслуживание спецтехники.

    Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Еврокара плюс Центр" в пользу общества с ограниченной ответственностью "Еврокара" расходы по уплате государственной пошлины в размере 8 000 руб…»

 

    Решение Арбитражного суда города Москвы дело N А40-187312/15:

 

«…Обязать Общество с ограниченной ответственностью "СПК-Урал" прекратить использование в своем фирменном наименовании лексического элемента "СПК" в отношении аналогичных осуществляемых видов деятельности АО "Сталепромышленная компания" путем внесения изменений в учредительные документы Ответчика об исключении из наименования Ответчика лексического элемента "СПК" и прекратить использовать в фирменном наименовании лексического элемента "СПК" на фирменной печати и документации общества, в рекламных объявлениях, при издании методической литературы, бланках, в сети интернет.

    Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "СПК-Урал" в пользу акционерного общества "Сталепромышленная компания" расходы по оплате государственной пошлины в размере 6.000 (шесть тысяч) руб…»

 

    Решение Арбитражного суда Московской области дело N А41-79462/14:

 

«…1. Исковые требования Общества с ограниченной ответственностью "Завод легких металлоконструкций "МодульПромСтрой" удовлетворить частично.


  1. Обязать Общество с ограниченной ответственностью "МодульПромСтрой" прекратить незаконное использование фирменного наименования, тождественное фирменному наименованию Общества с ограниченной ответственностью "Завод легких металлоконструкций "МодульПромСтрой".
  2. Запретить Обществу с ограниченной ответственностью "МодульПромСтрой" использование коммерческого обозначения "МодульПромСтрой" на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот, в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе, в сети Интернет в отношении указанных видов деятельности.
  3. Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "МодульПромСтрой" в пользу Общества с ограниченной ответственностью "Завод легких металлоконструкций "МодульПромСтрой" расходы по уплате государственной пошлины в размере 4 000 руб. 00 коп.
  4. В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.
  5. Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "МодульПромСтрой" в доход федерального бюджета Российской Федерации государственную пошлину в размере 4 000 руб. 00 коп…»


 

    Рассмотрим другую ситуацию. Вы продали не маркированный товар контрагенту, с которым у вас разные фирменные наименования и коды ОКВЭД, который нанес ваше фирменное наименование на товар. Очевидно, что в силу ч. 1 ст. 1474 ГК РФ правообладатель обладает абсолютным правом, которое контрагент нарушил, но как его защитить в таком случае? Если ч. 3 и ч. 4 ст. 1474 ГК РФ даже не рассматривает такой ситуации и требует специальных критериев и предусматривает особую санкцию. 

 

    Один из вариантов урегулирования ситуации - подать претензию с расчетом на инициацию переговоров для достижения  досудебного решения вопроса. 

 

Вывод: добиться полной защиты (включая финансовую защиту в виде возмещения убытков или компенсации) средства индивидуализации возможно лишь после регистрации товарного знака или знака обслуживания. Защита фирменного наименования осуществляется путем запрета на использование наименования иными лицами, осуществляющими аналогичные виды деятельности. Здесь правообладатель тот - кто ранее зарегистрирован в ЕГРЮЛ под этим фирменным наименованием.

Юридический аутсорсинг: кому доверить безопасность бизнеса? Частнопрактикующий юрист VS Юридическая компания

Юридический аутсорсинг: как выбрать надежного защитника своего бизнеса?


Частнопрактикующий юрист VS  Юридическая компания



Юлия Николаевна Соколова,

управляющий партнер

Группы юридических компаний "Соколов и партнеры"

 

Сегодня страницы сайтов компаний, мало-мальски вошедших на рынок юридических услуг, и даже частнопрактикующих юристов-одиночек, а то и вчерашних выпускников юрфака пестрят предложениями о юридическом обслуживании бизнеса, расписывая преимущества такого аутсорсинга.


Оно и понятно. Для юристов разной масти – это возможность создать стабильную систему получения прибыли. Ведь  большинство предложений юридического аутсорсинга предполагает ежемесячное внесение платежей (абонентской платы) за комплекс юридических услуг, а  срок такого сотрудничества бизнеса с юристами обычно (по нашей практике) – не менее 6 месяцев, а 80% предпринимателей и организаций остается на юридическом обслуживании более 3 лет.


Между бизнесом клиента и юридическим отделом на аутсорсинге возникает тесная партнерская связь, дружеские отношения, ведь юристы, как врачи – заботятся о здоровье бизнеса, который взяли под свою защиту.


Для бизнеса: выбрать юриста или команду юристов для аутсорсинга = выбрать себе юридический отдел и УРОВЕНЬ безопасности своего дела.


Каждый предприниматель хочет получить идеальное сочетание цены и качества, чтобы не переплачивать за «пустое» обслуживание, чтобы проблемы действительно решались и создавался задел на будущее – дабы предотвратить появление проблем в бизнесе.


Призываю предпринимателей вместе со мной задуматься над вопросом, кого же выбрать в качестве надежного юридического защитника, максимально быстро и эффективно решающего юридические вопросы, возникающие в бизнесе.


Давайте сравним, что может дать Вам частнопрактикующий юрист и команда юристов при одинаковых задачах, стоящих перед ними.

А задачи, как правило, включают в себя : быстрое и своевременное консультирование по всем вопросам, срочная проверка  контрагентов и договоров на риски, их разработка , редакция , решение вопросов с органами власти (подготовка письменных ответов на запросы) , сопровождение бизнеса при проверках, решение конфликтных ситуаций с сотрудниками, с клиентами, сопровождение закупок, тендерной работы.


Для наглядности отразила в таблице самые распространенные задачи, возникающие перед юристами при юридическом аутсорсинге и компетенции, необходимые для идеального выполнения таких задач.


таб.1. Соотношение самых распространенных задач бизнеса и необходимых компетенций юристов


Задачи бизнеса для юридического аусорсингаНеобходимая компетенция юриста
Быстрое и своевременное консультирование по всем вопросамЗнание системы законодательства и практика в различных отраслях права
Срочная проверка  контрагентов и договоров на риски, их разработка, редакцияГражданское, договорное право
Решение вопросов с органами власти (подготовка письменных ответов на запросы)Административное право, налоговое право
Сопровождение бизнеса при проверках   Административное право
Решение конфликтных ситуаций с сотрудниками Трудовое право
Решение конфликтных ситуаций с клиентами Опыт работы с Законом о защите прав потребителей, если клиенты бизнеса - физ.лица
Сопровождение закупок, тендерной работы Специалист по 44-ФЗ, 223-ФЗ 


Итак, с задачами и компетенциями юриста разобрались. Посмотрим, что может дать нам частнопрактикующий юрист.


Юридический аутсорсинг от частнопрактикующего юриста:

-сулит индивидуальный подход,

-гибкий график для встреч,
- относительно дешево.


Что же Вы получаете на практике, заказав юридический аутсорсинг у такого юриста?


-вечно загруженную голову юриста, ведь у него множество других процессов , которые он тащит на себе (одновременно «решая» (или делая вид, что решает) ваши вопросы с налоговой, при том что за один день (при востребованности такого юриста), он как минимум участвует в 3-5 судебных процессах по ДТП, защите прав потребителей, каком-нибудь залитии дома, ну и заодно – разбирается в Вашем отказе по возмещению НДС, к примеру. Надеюсь,  у него на это хватит времени, сил, энергии, и конечно же, ума и практики).


-гибкий график для встреч? Конечно, как же иначе. Ведь сидеть в офисе с 9 до 21.00 и обеспечивать Вашу безопасность, полноценно погружаясь в каждую задачу, ему просто некогда. Ищите время в гибком графике частного практика между процессами, он обязательно к Вам приедет.


-Про дешевизну. Наверное, здесь речь идет о самооценке юриста. Ведь если он учился и вкладывал в свои знания и получение практики значительные суммы, учился у лучших , проходил курсы повышения квалификации и ряд тренингов за свой счет, дабы усилить свои компетенции, он не может стоить дёшево. Низкая стоимость услуги специалиста – повод задуматься о его компетентности.


(Кстати, по поводу образования. Проверьте сведения о наличии высшего юридического образования у частнопрактикующего юриста, ведь осуществлять юридическую защиту в России может любое лицо, даже не имеющее соответствующего диплома, что весьма печально. При обращении в юридическую компанию, за Вас это делает работодатель).

А теперь, вернемся к табл.1 . Компетенции.Быть лучшим во всём невозможно. Скорее всего, Ваш частнопрактикующий юрист-одиночка в лучшем случае будет в совершенстве владеть знаниями гражданского права, но достаточно ли этого для того, чтобы обеспечить комплексную юридическую  защиту Вашего бизнеса? Думаю, нет.И чтец, и жнец, и на дуде игрец… Знает многое, но поверхностно. Уровень защиты может обеспечить соответствующий.


Чем же отличается юридический аутсорсинг команды юристов

от частной практики отдельного представителя юридического сообщества?


Давайте по тем же пунктам.

Индивидуальный подход. А разве может быть иначе? У нас есть клиент на аутсорсинге, который находится в Благовещенске. Это крупная компания, занимающаяся грузоперевозками из Китая. Когда Москва засыпает, Благовещенск встает (разница во времени – 6 часов), и ему требуется анализ договоров, консультации и прочие решения для его бизнеса. Потянет ли юрист-одиночка комплексное ведение такого клиента? Думаю, вряд ли. А если и возьмет на себя, то быстро сгорит. Потеряет либо в скорости работы, либо в качестве. Коллектив юристов, а также решение срочных вопросов дежурным юристом позволяет быть всегда на страже безопасности бизнеса нашего клиента, где бы он ни находился. У наших клиентов-производственников своя специфика, а в медицинских компаниях – и подавно. И каждому важно полноценное внимание его юридического отдела, пусть и удаленного.


Гибкий график для встреч – он возможен всегда, если юристы ценят своего клиента. Выезды и встречи за пределами рабочего времени офиса - всё  это тоже есть, но плюс ко всему - работает и "штаб безопасности бизнеса" - члены команды, которые находятся в офисе и всегда готовы принять задачу к исполнению. (Вспоминаю и ночи работы нашего коллектива, вечерние выезды и ранние плодотворные встречи до начала рабочего дня для сопровождения важных переговоров клиента, да и далеко не каждый юрист-одиночка сможет обеспечить заключение сделки накануне Нового года, а мы можем, потому что в единении - сила и в возможности подстраховать друг друга, распределить задачи по наиболее опытным юристам).


Про распределение задач хочу сказать отдельно. Как Вы думаете, кто лучше и быстрее справится со множеством задач различного характера (а возникновение таких задач в бизнесе неизбежно)? Юрист-одиночка или команда юристов? По-моему, здесь ответ очевиден. В Юридической компании «Соколов и партнеры» распределение задач между юристами построено таким образом, что к выполнению задачи всегда приступает юрист с наибольшим опытом решения подобных задач.

К примеру, назревает трудовой конфликт, мы адресуем его решение специалисту по трудовому праву, и его решение занимает минимальное количество времени.Клиент получает быстрое и качественное решение профессионального юриста, имеющего углубленную специализацию по конкретному вопросу/ отрасли права. Налоговые вопросы – решает налоговый юрист. Договоры анализирует и правит тот, кто лучше всех освоил договорное право и наработал огромную практику в этой сфере. Что может быть логичнее и эффективнее для построения системы юридической безопасности бизнеса?


Кстати, если Вы категорически против аутсорсинга и формируете свой юридический отдел, рекомендую придерживаться той же системы: не набирайте в штат юристов-универсалов, лучше возьмите 3-5 специалистов, имеющих углубленную специализацию (юриста-договорника, налоговика, специалиста по трудовому праву – как минимум, далее – в зависимости от отрасли бизнеса).


Про деньги. В зависимости от потребностей и возможностей бизнеса наших клиентов, мы идем на уступки и зачастую формируем индивидуальный тариф на юридический аутсорсинг.Ведь каждой компании важно получать решение своих типичных задач, и готовность работать по нестандартным ситуациям. Кто-то выбирает безлимитный пакет юридического аутсорсинга. Кто-то ограничивается набором минимальных услуг, но знает, в случае, если понадобится наша помощь в ситуациях, выходящих за рамки оплаченного тарифа, ему обязательно помогут так же быстро и качественно.


Добавлю еще пару очков  в пользу юридического аутсорсинга от коллектива опытных юристов:


  • Всегда на связи. В то время, когда частнопрактикующий юрист выступает в судебном заседании и не может ответить на телефонный звонок, в команде юристов есть специалисты, готовые начать работу над задачей незамедлительно.

  • Кураторы и  слаженная работа. В то время, как частнопрактикующий юрист тащит на себе ряд компаний на аутсорсинге, он не может физически все задачи выполнять быстро и качественно. В команде юристов – за каждой компанией, пришедшей на юридический аутсорсинг, закрепляется главный юрист (который координирует работу остальных юристов по этой компании, следит за качеством решения задач и оперативностью ответов), у главного юриста – есть его заместитель, который также в курсе всех дел компании-клиента, и на подмоге – еще как минимум 3 специалиста с углубленной специализацией.

     !! Помните !!


«Никто не может в одиночку сыграть симфонию. Для этого нужен целый оркестр» — H. E. Luccock, профессор теологии

 

А слаженная работа команды юристов для обеспечения полной юридической безопасности бизнеса, на мой взгляд, и есть не что иное, как работа «оркестра», играющего такую симфонию, что любому соло-исполнителю остается только завидовать, наблюдать и аплодировать.

 

С любовью к нашей команде юристов и нашей «симфонии»!

 

Управляющий партнер Группы юридических компаний «Соколов и партнеры»,

Юлия Соколова
т. 8-952-595-93-60

pravo48@mail.ru


Подробнее о юридическом аутсорсинге от Группы юридических компаний "Соколов и партнеры" здесь www.sokolaw.ru/forbiz



Сколько стоит квалифицированная юридическая помощь? И есть ли у нее цена?

           

Соколов Дмитрий Викторович,

к.ю.н, руководитель группы юридических компаний «Соколов и партнеры»

                                   

Восприятие клиентами ценообразования на рынке юридических услуг


В современное время уже трудно представить себе жизнь человека, который бы не обращался за юридической помощью по самым разнообразным обстоятельствам. Тем более это касается предпринимателей. Риски в бизнесе высоки, и чтобы исключить их, необходимо иметь «под рукой» своего юридического советника. 


Естественно, что отношения между лицом, обращающимся за юридической помощью и лицом, эти услуги оказывающие, складываются постоянные и временные правовые отношения, регулируемые положениями гражданского законодательства о возмездном оказании услуг. Среди существенных условий такого договора выделяется "цена". Но как определить цену той или иной оказываемой услуги? От каких факторов она зависит?


Полагаю, это сложность дела, затраченный период времени, количество изученных документов, сложность сбора доказательственной базы.


Для начала, клиенту (заказчику) необходимо определиться с субъектом оказания услуг.


Кого же хочет видеть клиент на месте своего защитника?


  • Этим специалистом может стать студент-юрист, нарабатывающий себе практику, часто за счет клиента, максимально используя свободное время. Деньги ему не важны. Ему нужно набраться опыта.
  • Можно привлечь вчерашнего студента с дипломом в руках, помощника адвоката, фрилансеров из околоюридического сообщества
  • Можно обратиться к адвокатам или в юридическую фирму
  • Можно выбрать себе профессора в области конкретной области права, раскрученную медийную персону.

    Прежде чем быть придирчивым, оценивать соответствие цены уровню знаний, предложил бы потенциальному заказчику взвесить и подумать на каком месте по шкале рейтинга находится для него юрист.

    Готов ли он пойти ради Вашей защиты и защиты Вашего имущества на конфликт с представителями среды больших денег, власти, криминалитета, защитить  вас, ваш бизнес в прямом и переносном смысле – подставив себя, пожертвовав своим временем, нервами, здоровьем, а возможно и жизнью, ради своего клиента.

    Юрист, который в любое время дня и ночи  спешит к вам на помощь, готовый к эмпатии и сопереживанию, пропускающий через себя всю вашу боль и тревоги, работающий не за страх, а за совесть, не боящийся чиновничьего или бандитского гнева, «испортить» отношения  с «властьпридержащими», готовый идти до конца несмотря ни на что, независимо от времени года, своего состояния здоровья, кошелька клиента и окружающей ситуации.

    Юрист, готовый нажить скорее врагов, чем капиталы, но только чтобы достичь искомого для клиента результата. Именно такого идеального юриста хотят видеть клиенты…  

    Юриста, который стоит даром, но приносит вам «золотые яйца». Высокоинтеллектуального раба, подсевшего на предоставленные ему клиентом «золотые галеры», либо хищника на цепи во всем своем великолепии, готового загрызть любого кроме своего хозяина, которого заодно можно показывать знакомым и хвастаться им по поводу и без.

На самом же деле современный юрист – это сам себе менеджер, продавец, артист, психолог, разведчик, умеющий добывать крупицы нужной информации и обрабатывать ее.


Со временем, знающие цену себе и своему времени профессионалы начинают выстраивать искусственные барьеры для желающих, но денежнонеспособных клиентов: предварительная запись на полгода, общение только через администратора или помощника, отказ в оказании услуги по формальному поводу и без. У таких людей выстраивается свое видение образчика «своего» клиента с которым он готов работать.


Такое же отношение выстраивается у ряда клиентов, которые просто не могут позволить себе получать услуги от неизвестных им или «дешевых» специалистов.


Соответственно, рынок юридических услуг – это "слоеный пирог", представленный несколькими уровнями представителей юридического сообщества и, соответственно, клиентов.


Трудно представить себе ситуацию, когда пересекаются юрист и клиент, представляющие совершено разные пласты этого «общественного пирога», однако, практика знает и такие ситуации.


Высокая цена услуги - это, конечно же, не только костяк профессионалов, имеющий богатый опыт работы в судах, высших органах власти, богатую и разнообразную юридическую практику, солидную образовательную и научную базу.


Это и сам офис и его оснащение, наличие высококлассной мебели, коммуникаций, правовых информационных систем, доступ к научным специализированным  юридическим журналам с мониторингом их содержания, высокая степень мобильности, готовности к командировкам, оперативной работе, требующей работы над проектом в команде без перерыва и выходных под кураторством руководителя адвокатского объединения или фирмы, либо юриста, ведущего данное направление.


Именно такие структуры готовы работать на федеральном уровне, заниматься сложными инвестиционными проектами, работать с иностранными компаниями…


Место аутсайдеров-работа на уровне муниципального округа, зачастую без офиса, в одиночку или с помощником. Дела таких юристов, как правило, однотипны и связаны с делами в сфере автострахования, ДТП, кредитования, защиты прав потребителей и только. Они прочно занимают данную нишу, знают «негласные  требования» судов общей юрисдикции и мировых судей, органично встраиваются в систему структур, с которыми ведут «непримиримую борьбу», выстраивая с их представителями взаимовыгодные неформальные отношения, позволяющие добывать результат для клиента «решая вопросы», тем самым создавая свой репутационный фонд и «тестируя» клиентов откликающихся на объявления на столбах и подъездах.


Но "Невозможно сыграть симфонию в одиночку. Для нее нужен целый оркестр.." Так и для выигрыша сложного дела зачастую необходима слаженная работа высококлассных специалистов и именно командная игра самых сильных. Поэтому, на мой взгляд, выигрывают компании, ставшие ядром, неким центром объединения умов, гениев юриспруденции. По этому же принципу развивается и наша компания. Если человек хочет расти, ему никто не сможет помешать, а вот помощь будет идти со всех сторон. Так устроена Вселенная..


Исходя из изложенного, следует сделать вывод, что в настоящее время юридическое сообщество крайне "разношерстно" и адвокатские палаты регионов, испытывающие груз советского наследия, не могут консолидировать многие процессы, в т.ч. и ценообразования. Лучшая же составляющая характеристики цены на юридические услуги, на мой взгляд, это ноги...


...ноги клиента, вновь приходящие к уже проверенному делом юристу, высокая степень лояльности и готовности сотрудничать со своим защитником, несмотря на высокую конкурентную среду и иные возможные преимущества, которые сулят со всех сторон рекламные посты.


И когда ты более 15 лет со своим клиентом в различных ситуациях - в огонь , и в воду.. И когда растет твоя компания и количество постоянных клиентов, которым нравится  с тобой и твоей командой работать, тогда понимаешь: ты на правильном пути.


Порядочность.
Профессионализм.
Помощь.

И никаких прайсов!


С уважением, Дмитрий Соколов и команда юристов, нацеленных на победу в любой ситуации

т.8-920-513-10-41

pravo48@mail.ru

РЕЙДЕРСКИЙ ЗАХВАТ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕХАНИЗМОВ БАНКРОТСТВА или легальный способ атаковать Ваш бизнес

РЕЙДЕРСКИЙ ЗАХВАТ

С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕХАНИЗМОВ БАНКРОТСТВА

или

легальный способ атаковать Ваш бизнес

 Автор статьи: старший юрист Шелудько Артем Сергеевич


Статья составлена на основе юридической практики

защиты компаний от рейдерских атак.
Если Вы столкнулись с применением схем рейдерского захвата Вашего бизнеса,

позвоните по номеру 8-800-500-07-69 или отправьте обращение

на электронную почту pravo48@mail.ru, и наши специалисты начнут работать

над юридической защитой Вашего бизнеса.

– Ах, если бы у ягнят были клыки!
– Тогда, несомненно, волки стали бы осторожнее.

Джордж Мартин

 

Несмотря на то, что рынок в России динамично развивается, и в своем развитии весьма непостоянен – технологии и схемы работы рейдеров сегодня несильно отличаются от тех, которые были разработаны ими в середине девяностых годов прошлого века (на заре российского рейдерства).

 

Все разнообразие рейдерских схем можно условно разделить на две основные группы: Коррупционные и Долговые, в последних, в свою очередь, можно выделить методы с использованием кредиторской задолженности, бюджетной задолженности и залога. На сегодняшний день реализация большинства Долговых схем захвата бизнеса сопряжена с использованием рейдерами механизмов банкротства организаций.

 

Популярность банкротных схем рейдерства вызвана тем, что деятельность рейдеров в банкротных процессах легко замаскировать под вполне законную активность кредитора.

 

Рассмотрим подробнее схему работы компаний-хищников в рамках реализации банкротных рейдерских схем:

 


  1. «Кто владеет информацией – тот владеет миром», реализация любого рейдерского захвата начинается со сбора информации о компании-жертве.
    Сегодня в распоряжении рейдеров находится огромный арсенал инструментов для сбора информации о компании-жертве. Информация, которая нужна рейдеру на старте захвата может быть получена им даже из открытых источников путем прямого запроса (он-лайн сервисы ФССП, Арбитражных судов, судов общей юрисдикции, ФНС и пр.). Если информации из открытых источников окажется недостаточно рейдеры могут предпринять попытку обращения к сотрудникам компании-жертвы. Контакты с персоналом могут быть так же установлены через социальные сети, общих знакомых и т.д. Информация, к примеру, о персонале компании-жертвы может быть получена рейдерами на сайтах поиска работы (как правило в резюме люди указывают бывшее место работы) – дальнейшие действия лишь дело техники, установление формального или неформального контакта с сотрудником (даже бывшим) бухгалтерии может привести к критичной утечке информации о компании.
  2. Важным шагом на пути захвата бизнеса является анализ собранной информации и выявление способа формирования контролируемой рейдером задолженности компании-жертвы.В зависимости от конкретной ситуации, региона, размера компании-жертвы, наличия или отсутствия административного ресурса и коррупционных связей рейдерами применяются различные инструменты формирования массы критичной задолженности для получения права на обращение в Арбитражный суд с заявлением о признании компании-жертвы банкротом. Наиболее часто встречаются способы скупки долгов комапании-жертвы у более мелких или пассивных кредиторов, так же не редки случаи, когда рейдеры задействуют административный ресурс – тогда инициатором банкротства выступает Уполномоченный орган, а кредитор-рейдер оказывается лишь привлеченным к процедуре участником, который достигает преступной цели захвата бизнеса (или имущества) оставаясь «де-юре» в тени Уполномоченного органа.

3.     Итак, информация собрана и обработана, критичная задолженность достигнута и полностью контролируется компанией-хищником – следующим шагом становится обращение в Арбитражный суд по месту нахождения должника с заявлением о признании компании-жертвы несостоятельной (банкротом). В этой связи обратимся к некоторым положениям Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ (далее – Закон о банкротстве). Пунктом 2 статьи 6 Закона о банкротстве установлено: «производство по делу о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику - юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем триста тысяч рублей, а в отношении должника - физического лица - не менее размера, установленного пунктом 2 статьи 213.3 настоящего Федерального закона». Пункт 2 статьи 3 вышеназванного закона определил признаки банкротства юридического лица: «Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены». Пунктом 1 статьи 7 установлен круг лиц имеющих право на обращение в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве компании-жертвы «Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы, а также работник, бывший работник должника, имеющие требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда».

4.     Следующим существенным деликатным моментом является ввод в банкротный процесс персоны арбитражного управляющего. Рейдеры, будучи заинтересованными в установлении тотального контроля над жертвой, безусловно, укажут в заявлении о признании жертвы банкротом именно ту СРО Арбитражных управляющих, которое сможет гарантировать им максимальную «лояльность» со стороны привлеченного в процедуру управляющего. При этом, важно отметить, что при условии формального соответствия требованиям Закона о банкротстве – жертва фактически лишена процессуальной возможности, на этапе рассмотрения судом заявления о банкротстве, возражать против предложенной рейдерами кандидатуры.

Законодатель выделил следующие разновидности арбитражных управляющих:временный управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения наблюдения;административный управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения финансового оздоровления;внешний управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения внешнего управления; конкурсный управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения конкурсного производства.

Безусловно, фигура Арбитражного управляющего является ключевой на каждом из этапов банкротства, а значит, компания-хищник получившая контроль над управляющим и/или вступившая с ним в коррупционный сговор получает огромное преимущество, «де-факто» получая абсолютный контроль над жертвой.
5.     Стремление установления абсолютного контроля за процессом банкротства в случае наличия сторонних кредиторов – поставит перед рейдерами следующую задачу: достижение комфортного положения на собрании кредиторов, при котором принятие любых ключевых решений требовало бы одобрения кредитора-хищника. Как правило, в такой ситуации рейдеры (работая в тесном контакте с арбитражным управляющим) создают «армию» фиктивных (контролируемых) кредиторов, которая и помогает достигнуть комфортного для хищника соотношения голосов на собрании.
6.     Особенности законодательства о банкротстве в РФ, а так же практика работы арбитражных управляющих в процедурах банкротства по своей сути позволяет рейдерам начать получать выгоду от захвата уже на ранних стадиях банкротства. Контроль, который устанавливают рейдеры позволяет рассчитывать на то, что хозяйственная деятельность предприятия-жертвы будет в кратчайшие сроки переориентирована в соответствии с интересами компании-хищника. При этом, как правило, для извлечения максимальной выгоды рейдеры не гнушаются совершением фиктивных хозяйственных сделок, направленных на вывод имущества и денежных средств жертвы. Кроме того, опытные рейдеры не остановятся на получении контроля над существующими активами жертвы. Для целей формирования бакнкротной массы хищники, ведомые арбитражным управляющим, будут предпринимать попытки оспаривания сделок жертвы в т.ч. для нанесения ударов по сторонним компаниям. На практике встречаются случаи, когда профессиональные рейдеры используют в криминальных банкротствах «принцип домино» - атаки в таких схемах следуют одна за другой и нападениям подвергаются организации, находившиеся в хозяйственной связи друг с другом.



7.     Итогом рейдерской атаки осуществленной по банкротной схеме станет:

  •  Поглощение компании-жертвы. Эту цель преследуют рейдеры, для которых интерес и ценность представляет сама организация-жертва. В подобной ситуации рейдеры самостоятельно погасят задолженность жертвы перед сторонними кредиторами и на совершенно законных основаниях открыто произведут поглощение.
  • Принуждение бывшего руководства компании-жертвы к совершению сделки в интересах захватчиков, на условиях откровенно невыгодных для жертвы.
  • Вывод имущества жертвы через конкурсное производство. Как уже отмечалось ранее абсолютный контроль достигается рейдерами за счет утверждения лояльного им арбитражного управляющего. При условии подобной «лояльности» весь процесс, включая проведение торгов и формирование конкурсной массы, будет происходить в соответствии с коммерческими интересами хищника, таким образом рейдеры будут иметь колоссальный экономический успех от участия в банкротстве должника-жертвы, при этом оставаясь в рамках закона.
  • Нанесение удара по руководству компании-жертвы. Не редки случаи, когда, казалось бы, насытившиеся в ходе банкротства рейдеры выступают инициаторами привлечения руководства компании-жертвы к субсидиарной ответственности по долгам организации. Этот шаг преследует как деморализующий так и чисто экономический эффект (зачастую к субсидиарной ответственности рейдеры пытаются привлечь руководителей которым «есть что терять»). Подводя итог сказанному, необходимо упомянуть о том, что рассмотренная в настоящей статье схема рейдерской атаки через проведение банкротства организации-жертвы, представляет собой тот самый специфический случай, когда преступное посягательство совершается формально в рамках существующих норм закона, в связи с этим, необходимо отметить, что борьба с подобными проявлениями агрессии возможна так же лишь путем грамотного и своевременного применения норм и механизмов законной процессуальной защиты. Соблюдение принципов информационной безопасности организации, стабильная и качественная юридическая поддержка, грамотная работа организации, которая подверглась атаке, в ходе арбитражного разбирательства, «коммерческая чистоплотность» и осмысленность при работе с контрагентами – лишь все эти инструменты, применяемые в своей совокупности способны минимизировать риск рейдерской атаки или же значительно уменьшит потери от подобной агрессии. 


 

«БАНКРОТНЫЙ ИММУНИТЕТ БИЗНЕСА» или стандарты банкротной безопасности в текущей деятельности компании


«БАНКРОТНЫЙ ИММУНИТЕТ БИЗНЕСА»

или

стандарты банкротной безопасности в текущей деятельности компании


Шелудько Артем Сергеевич,
старший юрист Группы юридических компаний "Соколов и партнеры"
8-800-500-07-69, pravo48@mail.ru

«Чего вы не понимаете, то не принадлежит вам».

Иоганн Вольфганг фон Гёте


В бизнес-среде сегодня бытует распространенное мнение о том, что «банкротство» - термин, используемый лишь в отношении «безнадежных компаний-должников» и интересен лишь тем, кто, так или иначе, связан с «пышными проводами бизнеса в последний путь». Однако это ни что иное, как распространенное заблуждение, которое при определенных сценариях может привести к плачевным последствиям даже для очень успешных компаний.


С развитием законодательства о банкротстве, кризисными явлениями в экономике России, формированием судебной практики по оспариванию сделок в рамках банкротных процедур, закреплением в практике арбитражных судов института субсидиарной ответственности руководителей организаций и т.д. – связана острая необходимость формирования даже у успешных компаний механизма защиты и контроля банкротных процессов в среде, в которой эта «успешная» компания ведет свой бизнес.


Крупные игроки на российском и международном рынке уже приступили к формированию самостоятельной концепции банкротной безопасности внутри своих структур – создаются самостоятельные подразделения на базе юридических отделов, консолидирующие в себе функции обеспечения безопасной среды для осуществления текущей деятельности компании путем отслеживания и купирования банкротных рисков.


Создание подобного «банкротного иммунитета» сегодня жизненно важно не только для большого бизнеса – риски оказаться под ударом возникают у каждого участника экономического оборота. Ни один бизнесмен в России не может чувствовать себя в полной безопасности, если в своей текущей деятельности он не контролирует (а часто бывает, что не осознает) риски, которые несет в себе постоянно эволюционирующий институт банкротства.


Справедливо будет отметить и то, что наличие «банкротного иммунитета», а так же владение актуальной информацией в ходе текущей деятельности – позволяет не только обезопасить повседневные бизенс-процессы, но и дает серьезное конкурентное преимущество, т.к. инструменты, заложенные в основе всех механизмов банкротства позволяют вести конкурентную борьбу не только «от бороны», но и успешно применяются в агрессивных (атакующих, хищных) стратегиях ведения бизнеса.

Разберем подробнее имеющиеся риски текущей деятельности компании применительно к законодательству о банкротстве, и определим как каждый из этих рисков, при грамотной с ним работе сможет стать уникальным инструментом (секретным оружием) конкурентной борьбы:


1. Риск оспаривания сделок.

Далеко не всегда компании должным образом анализируют финансовое положение контрагентов, ограничиваясь вниманием лишь к сделкам, сопряженным с очевидной опасностью неисполнения второй стороной своих обязательств (например: сделок с постоплатой или прямо ориентированным на длительное сотрудничество с партнером). Такая «упрощенная» стратегия безопасности не защитит недальновидную компанию от рисков оспаривания уже совершенных и зачастую весьма прибыльных сделок в рамках банкротства второй стороны такой сделки. В повседневной практике арбитражных судов с появлением в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ главы III.1 «Оспаривание сделок должника» не редкие случаи признания недействительными сделок, направленных на вывод имущества должника либо на предпочтительное удовлетворение требований отдельных кредиторов. Как правило, именно такие сделки являются «лакомым куском» и сулят большую выгоду от приобретения, в той или иной форме, активов сторонней компании, либо дают возможность получить давний долг от партнера.


Однако выгода от подобной сделки (совершенной «на скорую руку» без необходимого анализа банкротных рисков) может обернуться серьезным разочарованием и существенными потерями для компании.


В этой связи необходимо упомянуть о сроках признания сделок недействительными. По общему правилу риски оспаривания несут в себе сделки, заключенные в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве в отношении контрагента. Сделки могут быть оспорены в ходе процедуры внешнего управления, а так же конкурсного производства. Отметим, что перечисленные процедуры будут введены через шесть-восемь месяцев после возбуждения дела о банкротстве, а конкурсный или внешний управляющий сможет запустить оспаривание сделки в течение года с того момента как ему стало известно об основаниях недействительности. Таким образом, путем сложения вышеуказанных сроков (руководствуясь сложившейся судебной практикой) можно сделать вывод о том, что риск признания недействительной сделки заключенной 1 мая 2017 года будет в той или иной степени сохраняться до 1 января 2022 года.


2. Риск взыскания с компании не полученных доходов.

В продолжение темы недействительности сделок компаний-должников, и определения актуальности отслеживания данного риска в повседневной хозяйственной деятельности компании необходимо упомянуть, сопутствующий оспариванию сделки, риск взыскания с компании неполученного дохода должника. Для понимания данного риска, и важности его купирования, остановимся на конкретном примере. Если в результате банкротства контрагента компании будет признана недействительной сделка по отчуждению должником коммерческой недвижимости, которую ранее должник сдавал (либо мог сдавать) в аренду – вся сумма не полученных от сдачи в аренду платежей будет взыскана судом с контрагента такого должника. Кроме того, с компании будут взысканы дополнительные суммы в виде процентов за пользование чужими денежными средствами (в соответствии с положениями ст. 395 ГК РФ). Таким образом, выгодная сделка по приобретению коммерческой недвижимости обернется серьезными финансовыми потерями.


Вместе с тем, оба вышеперечисленных процесса, связанных с оспариванием сделок должника, компания может эффективно использовать для достижения собственных целей. Так, для оказания давления на недобросовестных контрагентов (и их партнеров, которые могут пасть жертвой недобросовестности дружественного им должника) многие компании уже используют оспаривание сделок в рамках банкростств как весомый аргумент в переговорах, досудебных процедурах и непосредственно в суде. Получив контроль над этим специфическим банкротным механизмом компании обретают уникальное преимущество в работе с проблемными задолженностями и не чистыми на руку партнерами по бизнесу.


3. Риск ответственности контролирующих лиц.

Пожалуй одной из ключевых задач при выработке у компании «банкротного иммунитета» является обеспечение безопасности контролирующих компанию лиц (непосредственных руководителей, членов коллегиальных органов управления компании, учредителей, ликвидаторов, бенефициаров и даже лиц, действующих от имени компании на основании доверенности).


На протяжении последних лет неуклонно растет количество случаев привлечения руководителей компаний-должников к субсидиарной ответственности по долгам компании, в геометрической прогрессии от года к году наблюдается рост числа уголовных

дел, возбужденных в связи с неправомерными действиями все тех же руководителей и заинтересованных лиц при банкротстве, а так же выявление преднамеренных банкротств организаций.


Для обеспечения безопасности контролирующих компанию лиц, прежде всего, необходимо помнить о том, что проблему намного легче и дешевле предотвратить, чем потом бороться с последствиями возникновения этой проблемы.


Итак, определимся с основными причинами возникновения риска привлечения к ответственности:


* В первую очередь, это неправильные действия руководства компании в момент возникновения у нее признаков несостоятельности. Владение информацией о регламенте поведения при обнаружении первых признаков неплатежеспособности компании, контроль реализации законного алгоритма действий в кризисные периоды для компании, отлаженная и прозрачная система коммуникации внутри органов управления организации, своевременное реагирование и обращение в суд – только это позволит уберечь лиц, ответственных за принятие управленческих решений, от «сумы» (в виде субсидиарной ответственности) и от «тюрьмы» (возбуждения в отношении этих лиц уголовных дел по формальным основаниям).


* Также причиной возникновения рисков привлечения руководства компании к ответственности нередко становится отсутствие внутреннего юридического аудита документации, а так же четкого разграничения полномочий лиц, ответственных за ведение и хранение важных бухгалтерских и иных документов компании.


* Нередки случаи возникновения персональной ответственности руководителя при совершении сделок, в результате которых интересам кредиторов мог быть нанесен ущерб. Такие ситуации возникают, как правило, при недостаточном внимании к ведению повседневной деятельности организации в кризисные или предкризисные для организации периоды.

Управление, отслеживание и купирование вышеуказанных рисков невозможно без предварительной оценки наиболее значимых решений и сделок с позиции требований законодательства о банкротстве.


4. Риск рейдерских захватов и иных неправомерных действий в отношении компании.

Риск рейдерских захватов и неправомерных действий в отношении компании, безусловно, является системным и объединяет в себе все вышеперечисленные пункты, использование которых происходит в определенной последовательности с целью совершить противоправные действия в отношении компании и/или ее руководства.


В последние годы участились случаи, когда «компании-хищники» используя механизмы законодательства РФ о несостоятельности (банкротстве) создают плацдарм для старта рейдерских захватов организаций и незаконного перераспределения материальных активов организаций.


«Волки в овечьей шкуре» изобретают новые способы для осуществления незаконного давления на компании и извлечения прибыли из подобных противоправных действий. Важно отметить, что в подавляющем большинстве случаев подобные «нападения» случаются именно по вине самих компаний-жертв. Невнимательность, а зачастую откровенная неграмотность руководства компаний-жертв, неготовность оперативно реагировать на возникающие угрозы, полное отсутствие контроля процесса принятия ключевых решений или же принятие их без объективной оценки рисков, отсутствие юридических механизмов защиты – все это привлекает «хищников», и дает рейдерам преимущества, позволяет им навязать компаниям «игру на своем поле».


В ситуации дефицита информации и пассивного поведения руководителя при усиленном (искусственно созданном) давлении на бизнес – компания рано или поздно сталкивается с ситуацией полной потери контроля над собственными активами (ярким примером тому служат ситуации, когда компании-хищники путем инициирования в отношении жертвы процедуры банкротства добиваются назначения лояльного им арбитражного управляющего). Стоит отметить, что действия компании-хищника в приведенном примере полностью законны.


Исключить подобные риски компания может только выстроив надежную систему банкротной безопасности и активно применяя принципы превентивной юридической защиты.


5. Риск не использования механизма законного и действенного взыскания долгов с недобросовестных контрагентов.

Эта категория рисков связана именно с упущенными возможностями, в силу отсутствия у компании эффективной системы работы с должниками. Растущая безнадежная дебиторская задолженность способна утянуть «на дно» даже самый успешный и хорошо отлаженный бизнес. В подавляющем большинстве случаев единственным законным и действительно результативным способом возврата задолженности является инициирование (а как следствие и контроль) за процедурой банкротства должника. Данный пункт настоящей статьи тесно связан с пунктом, повествующим о рисках рейдерских захватов и неправомерных действиях контрагентов. Многие инструменты используемые «компаниями-хищниками» при разумном подходе могут быть использованы на совершенно законной основе в ходе работы с должниками. Широко известный медицинский принцип: «Любой яд в малых количествах может быть лекарством, равно как и каждое лекарство в больших дозах –яд» работает и применительно к институтам банкротства.


6. Риск не использования механизма приобретения активов компаний-банкротов.

В данном пункте речь пойдет о категории «упущенная выгода». Указанный риск, в отличии от предыдущих, связан исключительно с отсутствием у людей, ответственных за принятие ключевых управленческих решений в компании, актуальной информации о возможностях, которые дает бизнесу современное законодательство РФ о несостоятельности (банкротстве). Судебная статистика неумолимо свидетельствует о росте банкротств в России, эксперты в области банкротства сходятся во мнении о том, что число банкроств продолжит расти и далее. В этой связи на электронных торгах реализуется все больше объектов, приобретение которых способно принести ощутимую выгоду компании. В такой ситуации знание особенностей проведения банкротных процедур и регламента проведения торгов в рамках банкротства – дает бесспорное конкурентное преимущество компании, способной использовать современную экономическую ситуацию во благо собственного бизнеса.


Выводы:

Отсутствие системного подхода к обеспечению банкротной безопасности «банкротного иммунитета», в условиях современного состояния законодательства и судебной практики способно нанести ощутимый урон любому бизнесу в нашей стране.Вышеперечисленных рисков и сопряженных с этими рисками потерь можно избежать лишь путем установления полного контроля за бизнес-процессами организации начиная с всесторонней проверки контрагентов и заканчивая грамотным применением различных правовых механизмов в рамках процедур банкротства. Выработка действенного комплекса стандартов банкротной безопасности позволяет компаниям не только избежать значительных экономических потерь, но и обрести уникальные инструменты для развития собственного бизнеса, а так же формирует ряд весомых конкурентных преимуществ.

О добровольной ликвидации бизнеса (или как капитану не утонуть с кораблем – оценка рисков ликвидатора)



Автор: Шелудько Артем Сергеевич

старший юрист

Группа юридических компаний "Соколов и Партнеры"


«Мы ответственны не только за то, что делаем, но и за то, что не делаем...»

Мольер

Экономические бури, в которых отечественные предприниматели вынуждены, не щадя себя, сражаться с враждебной им стихией еще не вполне цивилизованного российского рынка;

  • ситуация острой и не всегда добросовестной конкуренции в ряде отраслей российской экономики;
  • а так же порой чрезмерные «аппетиты» чиновничьего аппарата средней руки – все это, а так же еще целый ряд специфических (если не сказать "деликатных") факторов, характерных для экономического оборота в нашей стране ежегодно приводят к тому, что многие представители предпринимательства лицом к лицу сталкиваются с необходимостью обратиться к вопросу «Ликвидации бизнеса».


Добровольная ликвидация юридических лиц - полная ликвидация с исключением предприятия из ЕГРЮЛ, аннулированием учредительных документов и (в ряде случаев) скрупулезной проверкой со стороны государственных органов. Предприятие исключается из государственного реестра юридических лиц, реестров ИФНС и внебюджетных фондов без правопреемства. Такая процедура включает аннулирование всех учредительных документов, закрытие счетов, уничтожение печати, подшивку документов и сдачу их в государственные архивы на постоянное хранение.


Разберемся, для начала, в нормативной базе, позволяющей приоткрыть завесу тайны, неизменно сопутствующую процедуре Ликвидации.


Первым нормативным документом, с которым следует ознакомиться, является Гражданский кодекс Российской Федерации, а именно статьи 61-64. Так, вышеназванным положением Гражданского кодекса законодатель закрепил понятие Ликвидации и задал направление для формирования целого пласта законов и подзаконных актов, направленных на обеспечение законности и установление регламента в ходе процедуры Ликвидации. Вышеназванной нормой установлено следующее: Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам. Юридическое лицо ликвидируется по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано.


Юридическое лицо ликвидируется по решению суда:

- по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае признания государственной регистрации юридического лица недействительной, в том числе в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер;


- по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае осуществления юридическим лицом деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо при отсутствии обязательного членства в саморегулируемой организации или необходимого в силу закона свидетельства о допуске к определенному виду работ, выданного саморегулируемой организацией;


- по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае осуществления юридическим лицом деятельности, запрещенной законом, либо с нарушением Конституции Российской Федерации, либо с другими неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов;


- по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае систематического осуществления общественной организацией, общественным движением, благотворительным и иным фондом, религиозной организацией деятельности, противоречащей уставным целям таких организаций;


- по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется;


С момента принятия решения о ликвидации юридического лица срок исполнения его обязательств перед кредиторами считается наступившим.


Решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) или на орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительным документом, могут быть возложены обязанности по осуществлению ликвидации юридического лица. Неисполнение решения суда является основанием для осуществления ликвидации юридического лица арбитражным управляющим (пункт 5 статьи 62 ГК РФ) за счет имущества юридического лица. При недостаточности у юридического лица средств на расходы, необходимые для его ликвидации, эти расходы возлагаются на учредителей (участников) юридического лица солидарно (пункт 2 статьи 62 ГК РФ).


Юридические лица, за исключением предусмотренных статьей 65 настоящего Кодекса юридических лиц, по решению суда могут быть признаны несостоятельными (банкротами) и ликвидированы в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством о несостоятельности (банкротстве).


Говоря о нормативной базе, регламентирующей процедуру Ликвидации юридического лица, необходимо особое внимание, на ряду с Гражданским Кодексом, уделить следующим законодательным актам: Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», и конечно же, среди прочих, нельзя не отметить Федеральный закон от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» - задающий темп всей «похоронной процессии», с которой можно смело сравнить Ликвидацию любого бизнеса.


Процедуру Ликвидации бизнеса принято условно разделять на следующие этапы:


1. принятие решения о ликвидации, назначение ликвидационной комиссии;

2. сообщение сведений о принятом решении в регистрирующий орган для внесения их в Единый государственный реестр юридических лиц;

3. публикация сообщения о ликвидации, порядке и сроке заявления требований кредиторами;

4. составление промежуточного ликвидационного баланса;

5. осуществление расчетов с кредиторами;

6. распределение оставшегося имущества общества между его участниками;

7. составление ликвидационного баланса;

8. государственная регистрация ликвидации общества.


По своей сути, вышеуказанный алгоритм действий не является сложным, и теоретически, проведение процедуры ликвидации организации не должно вызывать затруднений и (или) опасений у лиц, уполномоченных законом на проведение этой процедуры – речь пойдет, конечно же, о «Ликвидаторах» и «Главах Ликвидационных комиссий».


Отметим тот факт, что законодатель четко не ограничил круг лиц, которые могли бы выступать пресловутыми «ликвидаторами», по этой причине сейчас можно выделить несколько классических для отечественного оборота вариантов: Ликвидатор-участник; Ликвидатор-орган, принявший решение о ликвидации; Ликвидатор-наемник (третье лицо привлеченное специально для проведения процедур в рамках ликвидации); и специфический случай - когда в рамках банкротства компании ликвидатором становится арбитражный управляющий.


Отдельно необходимо уделить внимание обязательствам, которые законом возложены на Ликвидаторов, а именно:


  • Ликвидатор, в обязательном порядке, осуществляет публикации о ликвидации компании в СМИ («Вестник государственной регистрации»). Это необходимо для того, чтобы оповестить всех партнеров и кредиторов о том, что началась процедура ликвидации компании. После такой публикации у кредиторов есть 2 месяца, чтобы предъявить претензии.

  • Если штате компании имеются сотрудники, Ликвидатор обязан оповестить их, о том, что начался процесс ликвидации, т.к. данный процесс несет за собой увольнение всех сотрудников.

  • Законодателем на ликвидатора также возложена обязанность по разработке плана ликвидации.

  • Также на ликвидаторе лежит обязанность по проведению инвентаризации всех материальных остатков, а также финансовых задолженностей. Сюда, помимо прочего, относится организация действий по ликвидации задолженностей (погашение/взыскание).

  • Если денежных средств у компании недостаточно, для того, чтобы выплатить все задолженности, то необходимо заняться оформлением и подачей заявления в Арбитражный суд РФ, о признании общества с ограниченной ответственностью, банкротом.

  • Ещё одним обязательством ликвидатора считается составление ликвидационного баланса предприятия. Сначала промежуточного, а после и окончательного. Данные сведения необходимо своевременно предоставлять в налоговые органы.

  • Ну и, наконец, необходимо оплатить государственную пошлину в размере 800 рублей и получить на руки свидетельство о прекращении существования общества с ограниченной ответственностью.


Приведенный выше список действий является лишь неполным (наиболее общим) перечнем обязательств, возлагаемых на плечи Ликвидатора компании.


Ознакомившись со столь массивным перечнем обязательств, совершенно закономерно обратимся к теме персональной ответственности Ликвидатора. Так мы постепенно подошли к основному вопросу, который занимает умы большинства предпринимателей, стоящих на пороге ликвидации – «чем же рискует ликвидатор?» и «Стоит ли уделять особое внимание юридическим нюансам и едва заметным деталям Ликвидации, или же «похороны» компании могут пройти, что называется «по накатанной»?».



Обратимся к нормам Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)», в частности статье 10, из текста которой можно заключить, что в случае, если организация приобретает признаки неплатежеспособности, ликвидатор, обязан оповестить об этом суд в десятидневный срок. Если данная обязанность ликвидатором не выполняется, то данное лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности по вновь возникшим долгам компании.Учитывая специфику ситуации, в которой бывший руководитель или иное лицо приобретает статус Ликвидатора, не трудно сделать вывод о том, что пресловутые «признаки неплатежеспособности» - будут ходить «по пятам» за Ликвидатором вплоть до самого момента завершения официальной процедуры ликвидации, а с ними рядом постоянно будет появляться, леденящая душу любого руководителя, тень субсидиарной ответственности.



Следующее обращение к нормам закона приводит нас к положениям статьи 195 Уголовного Кодекса Российской Федерации из которых следует то, что за сокрытие любых сведений об имуществе, его размерах, местонахождении, или иной информации о данном имуществе, а также при сокрытии, фальсификации, бухгалтерских или иных документов, которые отражают деятельность данного предприятия и т.д., Ликвидатор может быть наказан не только большим штрафом, но и в некоторых случаях, реальным сроком лишения свободы.



В связи со спецификой рассматриваемой темы, так же хотелось бы обратиться к весьма интересной судебной практике, а именно к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27 мая 2015 года №310-ЭС14-8980 по делу №А64-6348/2013. Интересно настоящее Определение прежде всего тем, что Верховный Суд в нем прямо указывает на возможность привлечения Ликвидатора к ответственности уже после завершения всех предписанных процедур, официальной добровольной ликвидации организации и исключения её из ЕГРЮЛ. Подобная позиция Верховного Суда Российской Федерации, помимо всего прочего, указывает на возможность применения норм Федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» к должнику, в отношении которого дело о несостоятельности не возбуждалось, и более того персонально в отношении лиц, уполномоченных на совершение определенных действий в рамках ликвидации организаций-должников.



Подводя итог вышесказанному, а так же анализируя правоприменительную практику можно сделать однозначный вывод о том, что процедура добровольной ликвидации – являясь наиболее предпочтительным и безболезненным механизмом завершения деятельности любой организации, представляет собой сложный юридический алгоритм действий, совершение которых может быть безопасно (для всех участников) и результативно - лишь при условии индивидуального, грамотного, системного подхода к каждому из этапов ликвидации, а так же своевременной юридической оценке и прогнозированию персональных рисков каждого из участников.




По вопросам ликвидации бизнеса Вы всегда можете обратиться в Группу юридических компаний "Соколов и партнеры", записавшись на прием по тел.8-800-500-07-69